09.02.2020
Сироты из Сотниково до сих пор ждут отсуженное жилье

Полгода прошло с того момента как жители микрорайона Молодежный в Сотниково отстояли в Верховном суде Бурятии у ряда министерств право на достойное жилье. Согласно решению суда, детям-сиротам, получившим дефектное жилье, чиновники должны были выдать новые квартиры. Уголовные дела возбуждены, виновные вроде бы найдены. Однако для сирот ничего не изменилось - они до сих пор живут в разваливающихся домиках.

«Ютимся на 24 квадратах»

Скандал с сиротскими домами в Сотниково длится с 2015 года, тогда более 250 воспитанников детдомов получили жилье в микрорайоне  Молодежный  в Сотниково. Многие дома оказались непригодны для проживания: в них появились плесень, грибок и трещины на стенах. Сироты начали обращаться в суды. Апогеем скандала стало уголовное дело в отношении замминистра строительства РБ Сергея Рыбальченко и бизнесмена Сергея Домшоева. В результате чиновник провел в СИЗО ровно год. В начале декабря 2019 года его освободили из-под стражи, наложив ряд ограничений. Однако если у Рыбальченко черная полоса в жизни закончилась, то многим жителям Молодежного уходить из своего ветхого жилья просто некуда.

-  После того как суд признал мою квартиру непригодной для постоянного проживания, меня вновь поставили в список очередников, но без присвоения номера. В Минсоцзащите сказали, что когда власти республики выделят деньги на приобретение для меня квартиры, тогда ее мне и дадут. Но до сих пор я вынуждена со своей семьей ютиться все в той же квартире в Сотниково. Нас четверо - трое взрослых и грудной ребенок, живем на 24 квадратных метрах в сырости и плесени, - рассказывает одна из жительниц Молодежного и председатель регионального отделения всероссийской ассоциации выпускников детских домов «Дети всей страны» Оксана Степаненко.

Сейчас Оксана готовит иск на неисполнение решения суда. 

По словам Оксаны, суды по признанию домов в Молодежном непригодными для проживания, идут до сих пор. Но во многом затянувшиеся тяжбы объясняются пассивностью самих детей-сирот – ребята не организованы, не могут вовремя собрать и сдать документы, кто-то переезжает, меняют номера телефонов.

- Многие подавали иски коллективно, соответственно, и суд рассматривает их коллективно. А если нет хотя бы одного участника, все затягивается. Но думаю, что все образуется, - надеется наша собеседница.

Разруха по всей республике

По мнению Оксаны Степаненко, проблемы с жильем для детей-сирот есть по всей республике, причем как с новостройками, так и приобретенными на вторичном рынке. С Оксаной трудно не согласиться, ведь то и дело на свет всплывают все новые и новые факты нарушения прав сирот на достойное жилье.

Так, в конце декабря минувшего года завершилось расследование уголовного дела в отношении 47-летнего чиновника из Кижингинского района. 1 октября 2013 года он выдал местному застройщику разрешение на строительство многоквартирного жилого дома для детей-сирот. Уже 12 декабря 2013 года дом на десять квартир был возведен, и застройщик обратился в администрацию с заявлением о выдаче разрешения на ввод объекта в эксплуатацию. Чиновник, не глядя, подписал и выдал разрешение, хотя при возведении дома  допущены многочисленные нарушения.

Жилое помещение было полностью непригодно для круглогодичного проживания. Тем не менее  квартиры в нем   включили в специализированный жилой фонд и предоставили для проживания сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей.

В 2014 году сиротам дали квартиры в жилом доме в селе Турунтаево. А в марте 2018 года межведомственная комиссия признала дом аварийным и подлежащим реконструкции. Сиротам при этом другое жилье взамен не предложили. 

Оксана Степаненко говорит, что недавно по двухквартирным домам, построенным в Кижинге в 2014 году, ей поступило несколько обращений. 

- Там дела обстоят точно таким же образом, что и в микрорайоне Молодежный - дома просто разваливаются по швам. Полы сгнившие, стены разъезжаются. Недавно туда выезжали представители Минстроя и Минсоцзащиты, составляли акты для постановки дела на контроль, - рассказывает активистка.

Ситуация с жильем не была бы такой плачевной, если бы в республике существовал   маневренный фонд, но его нет.

- По этой причине Минсоцзащиты не может расселить нуждающихся. Возьмем, к примеру, все тот же Молодежный, где всего 29 квартир пока признали непригодными. Три человека отстояли свое право на новое жилье, но, тем не менее  даже для   троих нет квартир. Мы все надеемся, что   все-таки в этом году не оставят нас в этих плесневелых сараях,  - делится с нами женщина.

Боятся строить 

«Номер один» уже писал о том, что после посадок и возбуждения серии уголовных дел в отношении строителей «сиротского» жилья желающих повторить печальную судьбу коллег среди застройщиков нет. Не находится желающих строить и затем продавать малогабаритные квартиры в многоэтажках для социальных групп граждан. Слишком невыгодные условия предлагает бюджет, а риски последующего нахождения в проданных квартирах дефектов и возбуждения в связи с этим уголовных дел перевешивают желание вкладываться в проекты.

Как нам сообщили в Минстрое, всего в 2019 году в Бурятии было объявлено 870 закупочных процедур на рынке вторичного жилья, но из них не состоялись 763 аукциона по причине отсутствия заявок, а 20 госконтрактов   расторгнуто в ходе исполнения. Средняя стоимость приобретенных квартир по г. Улан-Удэ составила около 1 500 000 рублей. 

В ушедшем году на покупку жилья для детей-сирот из федерального и республиканского бюджетов   выделено 215 млн  рублей, на них приобрели 87 жилых помещений. В 2020 году Бурятия получит 300 млн  рублей, приобретут на них   118 квартир. Между тем в регионе по состоянию на 1 января 2020 года проживает 5247 детей-сирот в возрасте от 14 лет и старше, нуждающихся в жилье.

Недавно в республике ввели общественный контроль за качеством жилья для сирот - оценкой готовности к приемке займется межведомственная рабочая группа, сформированная распоряжением правительства республики. Возможно, ее создание   поможет нашей республике выйти из числа проблемных регионов по сиротскому жилью.

Лариса Ситник, «Номер один».
^