09.02.2020
Высокая цена местных продуктов отпугивает покупателей

На грани исчезновения находится «Молоко Бурятии», ранее из списка местных производителей ушли «Макбур» и «Байкалфарм» - на прилавках магазинов Улан-Удэ бурятские продукты все сильнее теснят заезжие фирмы. «Номер один» проводит ревизию продуктов питания с брендом «Сделано в Бурятии».

В России ежегодно на уровне правительства принимается потребительская корзина – это примерный расчетный набор, ассортимент товаров, характеризующий типичный уровень и структуру месячного потребления человека или семьи. С 1 января ее стоимость составляет 11,2 тыс. рублей. Половина от этой суммы приходится на продукты.

В год это одна тонна картошки, 115 килограмм овощей, 60 килограмм фруктов, 130 килограмм хлеба и мучных изделий, 60 килограмм мяса и 20 килограмм рыбы, 20 килограмм сахара, 180 штук яиц, 13 килограмм масла и 220 килограмм молока. Таким образом, в сутки человеку придется употреблять всего 300 грамм хлеба, 280 грамм картофеля, 80 грамм молока, 50 грамм рыбы и 180 грамм мяса.

А теперь, внимание, вопрос: может ли Бурятия обеспечить себя хотя бы базовым набором продуктов собственного производства из потребительской корзины?

Буренки из Казахстана

С тех пор как «Молоко Бурятии» перестало отгружать продукцию, на прилавках местных магазинов ничего не изменилось – балом тетрапака правят производители из Иркутска, Красноярска, Хакасии и даже Казахстана. Позицию свежего молока, которое хранится до семи суток, в наших магазинах прочно заняли иркутяне. Разброс цен колоссальный – от 40 до 100 рублей. 

Гораздо лучше дела обстоят со сметаной и творогом – есть выбор между Гусиноозерском и Бичурой. Бичурские фермеры поставляют в город еще и питьевой йогурт, кефир и бифилюкс.  Самая большая конкуренция в молочной продукции – среди масла. На полке -  более 30 наименований, наше масло представлено Онохоем и Бичурой.

В овощном отделе можно найти местный картофель - иркутская картошка почти в два раза дороже. Огурцы пока лишь из Китая и Новосибирска, а овощи из теплиц Гусиноозерска появятся лишь в апреле. Зато есть большой выбор зелени, которую выращиваемой в Сотниково. Здесь есть и салат, и лук, и укроп, и петрушка. Интересно, что альтернатива местной зелени имеется только в виде рукколы и салата из далекого Ливана. Не забываем и про свеклу из Прибайкальского района.

В ценовой войне участвует и улан-удэнское яйцо. На пятки нашему флагману наступают иркутяне и красноярцы,   умудряющиеся привозить за полторы тысячи километров яйца и продавать их на 20% дешевле местных.

Дороже, но вкуснее

Самая благополучная обстановка в мясном отделе. Со свининой у жителей Бурятии проблем нет: хочешь - николаевскую, хочешь - восточно-сибирскую. Также рынок колбасных изделий между собой поделили местные гиганты – на прилавках почти только наши. «БМПК», «БМП» и «Селенга» занимают 90% этого сегмента.

Кроме говядины и свинины, стоит отметить мясо перепелов,  поставляемое фермером из Прибайкальского района.  Перепелиная ферма «Мать-земля» единственная в республике, там уже около 5 тыс. голов перепелов, за 2018 год произведено свыше 1 млн яиц. В Заиграево мы нашли поголовье разных видов гуся и утки.   
 
Такая же ситуация с тортами – бурятские кондитеры сумели отстоять этот рынок. К сладостям добавляем местный мед. Его на прилавках много, но он проигрывает и алтайцам, и соседям из Иркутска. Последние делают упор на эстетику упаковки и бренд Байкала.

Зимой с овощами в Бурятии сложно – есть только картофель, морковь и капуста. Из ряда банок взгляд цепляется за унэгэтэйский борщ. «Унэгэтэйские консервы» являются одним из старейших предприятий республики и выпускают продукцию 30 наименований. Однако на полке гипермаркета можно найти только щи, борщ и рассольник, а фруктовое повидло продается по большей части лишь в фруктовых киосках.

Для семьи берем «борщевского» и баночку повидла. В качестве альтернативы последнему можно выбрать голубично-брусничный джем с кедровым орехом «Энергия леса» из Хоринского района. Вкус и цвет летних ягод очень порадовал, но единственное, что смущает, это цена. 125 рублей против 60 у томских конкурентов делают выбор патриота слишком сложным. То же самое и с борщом.

Понятно, что риса и гречки в Бурятии не может быть в принципе. Спасаемся лапшой из ассортимента «Бурятхлебпрома». К качеству претензий нет, однако в его перечне почему-то нет спагетти из твердых сортов пшеницы. Кстати, «БХП» попадает в корзину вместе с хлебом и булочками. Из мучного берем на карандаш ячменную муку цампа. Обжаренную муку можно использовать для бездрожжевого хлеба, но это уже на любителя. Самый простой рецепт – смешать немного цампы с молоком и пить мелкими глотками.

В кондитерском отделе пытаемся найти местные конфеты. Табличка «Амта» скромно красуется лишь на семи-восьми наименованиях среди нескольких сотен ярких этикеток из других регионов. Справедливости ради  отметим победу на фронте тортов, где сплошь местные кондитеры.

Если первые дни мы с азартом проводим в магазинах и чувствуем гордость за свой эксперимент, то к концу недели забеги вдоль прилавков с лупой и калькулятором в руках утомляют не на шутку. Сильнее всего патриотический настрой бьет по кошельку. В большинстве случаев наши продукты питания дороже своих конкурентов из других регионов. С другой стороны, нужно отметить качество местной еды, которая к тому же обзавелась достойными этикеткой и упаковкой. 

Андрей Шевченко, «Номер один».
^