09.02.2020
Пенсионерка вынуждена ежедневно бороться за выживание из-за чиновничьей опечатки

Дом, который уже давно должны были снести по программе переселения из аварийного жилья, остался не тронут из-за ошибки местных чиновников. Банальная опечатка – и пенсионерка осталась без новой квартиры и вынуждена жить в руинах некогда величественного БАМа.

Подлежит сносу

Надежда Анатольевна приехала в Новый Уоян с супругом и двумя детьми в 1984 году на строительство БАМа. Тогда же они получили двухкомнатную квартиру в одноэтажном доме,   построенном в 1978 году.

В 1990 году, когда из соседней квартиры выехала семья, супруг Надежды Анатольевны обратился к руководству «ЛитБамСтрой» (строительная организация, которой принадлежали эти дома) с просьбой о расширении жилой площади. Так, семья Понамарчук получила в пользование соседнюю квартиру. В 1993 году они выкупили свое жилье у администрации поселка.

Годы шли, дом ветшал. В 2009 году квартиру Надежды Понамарчук признали аварийной.

«Дом одноэтажный, стены брусовые. Фундамент – деревянные столбы. Потолок и полы имеют уклон. На фундаменте обнаружены следы плесени и грибка, деревянные стулья поражены гнилью. На стенах имеются трещины, нижние венцы сгнили. В результате просадок фундамента произошел перекос внешних стен, проемов. Жилое помещение в связи с физическим износом основных конструкций признать аварийным и подлежащим сносу»,   следует из заключения межведомственной комиссии по результатам обследования дома.

Сама Надежда Анатольевна описывает состояние своего жилища куда более эмоционально. Она болеет сахарным диабетом, перенесла инсульт, и жизнь в разваливающемся доме стала для нее кошмаром и борьбой за выживание.

- Зимой я передвигаюсь по квартире в валенках и одетая, так как замерзаю. Хотя мои дети постоянно делают косметический ремонт, утепляют завалинки, несколько лет назад меняли полы. На полу даже вода замерзает порой. С ноября по май на кухне перемерзают трубы, я вынуждена пользоваться ванной, чтобы там помыть посуду. Окна плотно не закрываются, двери не закрываются, дом перекошенный весь, ремонт делать невозможно, потому что это только пустая трата денег и сил. Дом полностью пришел в аварийное состояние. Он ведь строился как временный, стоит на стульчиках, - рассказывает пожилая женщина.

Внучка Надежды Анатольевны Диана добавляет, что бабушка пользуется только одной комнатой и живет с постоянно включенным обогревателем.

- Щели в доме просто огромные. Двери мы постоянно подпиливаем, чтобы они закрывались. Когда приезжаю к бабушке, ветродуйкой грею себе комнату, но тепла хватает всего на 15 минут, потом все выдувает, - возмущенно говорит девушка.

Роковая ошибка

Представители администрации Северобайкальского района, обследовав квартиру Надежды Анатольевны, допустили ошибку в заключении – комиссия неверно указала номер квартиры – вместо дом 3, квартира 2, написали дом 3, квартира 2, корпус 3. Эта ошибка аукнулась Надежде Анатольевне несколько лет спустя.

Дом Надежды Понамарчук включили в республиканскую адресную программу «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда с учетом необходимости развития малоэтажного жилищного строительства в Республике Бурятия в 2013-2017 гг.». В последующем в программу внесли изменения и дом пенсионерки исключили из очереди на расселение.

- Из-за того, что неправильно указали адрес, начали говорить, что моего дома не существует. Ну как может не существовать дом, если каждый месяц я плачу коммунальные платежи? – простодушно удивляется женщина-инвалид.

Надежда Анатольевна говорит, что и она, и ее дочери обращались в местную администрацию с просьбой исправить ошибку в акте, но им отвечали отказом. В доказательство семья Понамарчук представила нам официальный ответ администрации района, подписанный главой Игорем Пухаревым.

«В администрации отсутствуют какие-либо документы, подтверждающие, что при составлении акта на дом, расположенный по адресу: п. Новый Уоян, ул. Статибининку, д. 3, 2-3, обследовались именно жилые помещения с адресами Статибининку, д. 3, кв. 1, 2, 3. Поэтому внести изменения в акт и заключение от 28.12.2009 года на основании вашего заявления не представляется возможным», - гласит письмо районных чиновников.

В ответ на запрос «Номер  один» в администрации Северобайкальского района сообщили, что дом по «вышеуказанному адресу в 2009 году аварийным и подлежащим сносу не признавался».

Не добившись справедливого решения в администрации, Надежда Анатольевна и ее дочери стали писать обращения в Минстрой, районный суд и прокуратуру – сначала районную, а потом и республиканскую. Однако доказать, что межведомственная комиссия допустила ошибку в акте осмотра, они нигде не смогли.

 «Доводы истицы о том, что в акте и в заключении межведомственной комиссии от 28.12.2009 года ошибочно указан адрес жилья как ул. Статибининку, 3-2, кв. 3, несостоятельны, так как доказательств тому не приведено», - указано в решении суда г. Северобайкальска.

Все соседи давно переехали

Дочери Надежды Анатольевны помогли ей заново пройти межведомственную комиссию. В итоге в 2017 году ее дом вновь признали аварийным, заключение об этом выдали 1 марта. Согласно ему, дом изношен на 60%, снести планировалось в сентябре того же года. Однако прошло уже больше двух лет, а пенсионерка продолжает жить в прогнившем жилье.

- Все соседние дома уже переселили, сосед получил жилье два года назад. Сейчас мой дом стоит на улице один, можно сказать, среди леса. Те дома, из которых люди съехали, потихоньку сжигают. Зачем мы приехали сюда, на БАМ? Чтобы остаток жизни провести в разваливающихся избушках? – с горечью говорит пенсионерка.

Вновь в очередь на расселение Надежду Понамарчук включили в 2018 году, сейчас ее очередь в списке на расселение 153-я. Получит ли женщина социальную выплату за свое аварийное жилье в 2020 году, неизвестно.

- Сроки предоставления социальной выплаты зависят от объема выделенных средств из федерального и республиканского бюджета на указанное мероприятие, - сообщили «Номер один» в администрации района.

Еще в 2019 году Минстрой Бурятии сообщал, что с 2020 по 2022 годы в республике планируется расселить всего 332 семьи, в то время как на очереди стоит 1487 семей.

Радует, что некоторым жителям республики все же удается отстоять свое право на достойное жилище – недавно семья Бойковых из Улан-Удэ приобрела новое жилье взамен аварийного.

Татьяна Бойкова с дочерью, сыном и внуком проживали в одном из домов по улице Комсомольская. Их дом был признан аварийным уже давно, но заключение об этом куда-то потерялось и процедуру пришлось пройти заново. В 2018 году жилье вновь признали аварийным - при обследовании комиссия установила неустранимые дефекты наружных стен, фундамента, разрушение кирпичной кладки.

- Помогать никто не хотел, несмотря на то, что мы проживали на основании договора социального найма. Прокуратура Железнодорожного района направила в суд исковое заявление, чтобы администрация предоставила нам благоустроенное жилье. Но вы знаете, какое жилье нам предлагали? Оно было немногим лучше нашего, – с возмущением вспоминает Татьяна.

Отказавшись от предлагаемых мэрией вариантов «нового» жилья, семья вновь обратилась в прокуратуру – на этот раз мэрию обязали выплатить Бойковым денежную компенсацию.

- Наше старое жилье оценили в 1 млн 15 тысяч. Купить что-то на эти деньги было трудно, но мы нашли квартиру в коммуналке  в нашем же районе. Теперь у нас две комнаты, есть балкон. Мы довольны, - говорит женщина.

Таким образом, чтобы получить что-то от государства, даже если это полагается   по праву, вам, скорее всего, придется хорошенько повоевать. Сил на такую маленькую  войну  достает не всем. А значит, часть людей из незащищенной категории населения остаются ни с чем. Как исправить эту систему и повернуть ее лицом к жителям? Ответа на этот вопрос у нас нет. Но это не значит, что его не нужно задавать.

Лариса Ситник, «Номер один».
^