17.01.2021
В Бурятии командир избил солдата за отказ потанцевать


Заметную роль в этом играют контрактники. Контрактник должен был служить примером для тех, кого «забрили» в армию по призыву. Но что происходит на самом деле? 

На помощь никто не пришел

Военнослужащих по контракту можно назвать своего рода «наемными». Просто они нанимаются не в отряды наркокартеля, а в госструктуру. Что-то подобное можно увидеть в голливудском кино, когда агент ФБР вытаскивает свое удостоверение: «Я работаю на правительство».

Контрактники в армии тоже выполняют то, что им скажет государство-работодатель, и получают за это деньги. В отличие от призывников, оказавшихся в армии в приказном порядке, контрактники приходят по своей воле.

Предполагалось, что государство при найме выберет самых достойных. Но, увы, представители контрактного контингента - частые участники армейских сюжетов с издевательствами, воровством и т. д.

Недавно в Бурятии  вынесен приговор контрактнику,  избившему солдата. Военный служил по контракту уже ряд лет, так что издевательство над подчиненным нельзя объяснить   головокружением от внезапно свалившейся на голову власти. Хотя служил он всего лишь в должности командира отделения, имел звание сержанта. Однако на полигоне, куда прибыло его подразделение, сержант, уроженец одного из сел Бурятии, возомнил о себе невесть что. 

В центре уголовного разбирательства были события двух дней, когда контрактник, будучи для солдата начальником по должностному положению и воинскому званию, дважды избивал его на виду других военнослужащих.

Первое избиение произошло на полигоне в жилой палатке, где проживал личный состав взвода обеспечения. По словам контрактника, тогда солдат упал на его спальное место, поэтому он и начал его бить.

Сержант  вообще считал, что этот подчиненный плохо служит, был недоволен, как солдат относится к правилам ношения формы, мол, от того плохо пахло. Почему солдат упал на место, где по ночам сержант смотрел свои, наверное, патриотические сны, не совсем ясно. Сам подсудимый утверждал, что туда потерпевшего силой затолкал другой военнослужащий. Но говорили и иное - подсудимый ударил солдата в спину, а когда подчиненный упал на его спальное место, стал осыпать ударами. Бил кулаком и пинал ногой, обутой в берцы.

Никто из других защитников Родины,  видевших избиение своего товарища по оружию посреди бела дня, не рискнул вступиться за него, оттащить командира отделения. Воины, очевидно, испугались, что их постигнет та же участь.

Избит за отказ унижаться

Подразделение долго находилось на полигоне. Через несколько дней командир вторично напал на солдата. Мы не знаем, как часто издевался сержант над парнем. Но, повторим, в зале суда рассматривали два криминальных эпизода.

Второй случай произошел около 23 часов ночи. Солдат зашел в палатку полевой кухни. Внутри находились командир отделения и несколько солдат. Увидев вошедшего, сержант вновь «наехал» на него с претензиями, а затем дал команду потанцевать перед ним.

Услышав твердый отказ выполнить унизительный приказ, командир рассвирепел и набросился на потерпевшего. Ударил прямо в лицо, потом в ухо, сбил с ног. Продолжил бить упавшего на пол руками и ногами. Под ударами «кухонного героя» подчиненный кричал. Вопли слышали не только в кухонной палатке, но и за ее пределами. Но опять никто из защитников Родины не пришел на помощь.

Телесные повреждения позднее были официально зафиксированы. Солдату очень повезло - агрессивный командир-контрактник не выбил ему глаз (первый удар нанесен в левый глаз), не пробил череп, челюсть тоже не сломал. Видимо, спасло то, что, упав на пол, солдат постарался закрыть голову руками.

Командир объяснил избиение тем, что хотел изменить отношение солдата к своему внешнему виду, к службе. Почему не применил меры, установленные законом, сержанта почему-то никто не спросил. Но в целом уголовное дело расследовали добросовестно. С участием свидетелей  даже проведены следственные эксперименты.

Если с командиром все понятно – он имел слабое представление о служебном этикете, культуре взаимоотношений в армейском коллективе, законе в армии. А вот реакция солдата не совсем понятна. Чтобы отказаться потанцевать, его достоинства и гордости хватило. Однако потерпевший не требовал, чтобы за его избиение и унижение  виновного строго наказали. Мол, тот уже выплатил ему компенсацию, посему претензий нет. 

Командованием части сержант, к слову, характеризовался посредственно. Когда «запахло жареным», вояка начал метаться и  явился с повинной. Суд отмел ее, так как на момент явки правоохранительные органы уже знали о совершенных преступлениях. Зато смягчающими обстоятельствами признали его раскаяние, возмещение ущерба, наличие ребенка и беременной жены.

Контрактник признан виновным в двух преступлениях по ст. 286 УК РФ («превышение должностных полномочий»). Армейскому контрактнику изменили категорию совершенных им преступлений на менее тяжкую. Он приговорен к... штрафу. Воина-контрактника также решено не лишать права занимать должности. По-видимому, уголовник продолжит быть командиром.

Положение в армии нуждается в пристальном внимании внутренней армейской разведки. Чтобы не было трагедий, «температуру» надо постоянно измерять.

Так, в Чите завершается суд по делу срочника Рамиля Шамсутдинова, расстрелявшего сослуживцев. Его служба сложилась очень непросто, и, как говорят, солдат, в конце концов, сорвался. Кстати, среди кучи трупов был сержант-контрактник. 

Рамиль признан присяжными виновным, но заслуживающим снисхождения. Судья скоро вынесет вердикт.

Воровство и разгильдяйство

Наемную часть Российской армии в Бурятии все труднее считать достойным примером для призывной части. На наш взгляд, среди контрактников слишком много негатива.

В одной из частей вскрыта схема, по которой воровали  армейские пайки. Все организовал контрактник с 15-летним стажем - начальник продовольственной службы части, удостоенный знаками отличия. В итоге его устранили с военной службы «в связи с невыполнением условий контракта».

Но пока  был в армии, пустил «налево» сотни индивидуальных рационов питания. Махинация основывалась на том, что он одновременно был «у руля» продслужбы лагерного сбора. Военный активно врал, убеждал сослуживцев подделывать документы, вовлекал знакомых. Масса солдат потом свидетельствовали в суде, что в раздаточных ведомостях - ложные сведения о выдаче пайков. Они либо не получали их, либо получали гораздо меньше, чем указано в документах.

С другой стороны, распоряжаясь продуктами в двух местах, военный в одном месте не снял с продобеспечения личный состав части,  убывшей в другое место. Это «привело к двойной выдаче продуктов на личный состав указанного подразделения» - негодовал один из свидетелей. Украденные 100 коробок военный перевез на хранение знакомому, которому наврал, что имущество его. Затем завез еще партию. По его просьбе  знакомый нашел покупателя. Тот заплатил по тысяче рублей за коробку (семь рационов питания в каждой). Покупателя упросили перевести оплату на карту сожительницы знакомого (и не напрямую, а через третьих лиц). С карты своей сожительницы знакомый перекинул деньги на свою, снял и передал военному. Мошенничество разоблачили. Фигурант получил условный срок и штраф. Одновременно взыскан ущерб, нанесенный Минобороны.

Еще один контрактник в Бурятии по причине разгильдяйства вывел из строя доверенную ему бронемашину. Старшему механику-водителю поручили после стрельб перегнать БМП в полевой парк. Перед выездом проведен инструктаж по поводу контрольного осмотра машины перед началом движения. Но он решил не заморачиваться на нормальный осмотр.

Проехав 300 метров, контрактник услышал, что двигатель нехорошо стучит. Приборы тоже показали падение давления. Он остановился и начал-таки делать должный осмотр. В системе двигателя практически не было масла. Из-за масляного голодания двигатель заклинило и он вышел из строя. В акте отметили, что агрегат требует замены.  Движок  БМП, конечно, не  движок космической ракеты. Но все равно дорогой. Командир части подал в суд на контрактника о возмещении ущерба. Требование удовлетворили лишь частично.

В другом похожем случае вместо исковых около 300 тыс. рублей  решено взыскать 22,5 тыс. - сущие крохи. Контрактник-разгильдяй ездил на БМП-2 с неисправными приборами и повредил двигатель. Хотя правила эксплуатации говорят: есть неработающие приборы - надо заглушить двигатель.

«Это ведь по неосторожности, а не умышленно»,  говорят судьи и ссылаются на законы. Видимо, теперь почти 300 тыс. рублей затрат на восстановительный ремонт двигателя УТД-20  тоже лягут на бюджет. Это не может не возмущать.

Служить некогда 

Хромает и дисциплина. Один контрактник в Бурятии ушел из части, чтобы съездить в родное село и поработать по хозяйству. Другой  «слинял», чтобы на какой-то квартире заняться стиркой и сушкой своих вещей. Третий исчез, так как ему надо было сдать квартиру.

Еще один контрактник нес службу пьяным. Какой-то контрактник просто спал до 12:40, хотя должен   быть в деле уже в 8:30. Контрактник, получавший гражданское образование, мухлевал с отпуском, полученным для сдачи сессии. Кто-то запросто уезжает в далекий город, чтобы заплатить за ЖКХ. Уйдя из части, обнаглевшие контрактники возвращаются, когда вздумается. 

А вот какие объяснения этих «прогульщиков» в нашем рейтинге заняли первые места. «Решил отдохнуть от исполнения обязанностей военной службы и провести время со своей знакомой», - заявил один «ходок». И «не желал более проходить военную службу и хотел этим вынудить командование быстрее уволить меня с военной службы», - признался другой.

Сомневаемся, что когда-нибудь сообщество армейских контрактников в полном составе станет образцом службы. Остается надеяться, что процент раздолбаев в нем не станет таким большим, чтобы ударить по боеспособности армии. 

Петр Санжиев, «Номер один». 
^