28.01.2021
В Прибайкальском районе начали заслушивать фигурантов громкого дела по смертельному ДТП

Прибайкальский районный суд Бурятии приступил к рассмотрению по существу уголовного дела в отношении бывшего вице-спикера Хурала и еще недавно главного «единоросса» региона Баира Жамбалова. Напомним, по версии следствия, 5 января прошлого года он на своем джипе «Тойота Ленд Крузер Прадо», возвращаясь с компанией после рыбалки на озере Котокель, в районе села Батурино насмерть сбил 17-летнюю Галину Бурчевскую.                     

Попросили журналистов не пускать

Начало процесса ознаменовалось беспрецедентными мерами безопасности. За несколько часов до начала процесса один из местных преступников попытался поджечь здание райсуда. В связи с этим охрану здания  усилили сотрудниками службы судебных приставов, а журналистам, прибывшим на процесс заранее, предложили ждать на улице. 

Тем не менее возгорание  ликвидировали, злоумышленник арестован, а процесс начался вовремя. Хотя на суд Баир Жамбалов в итоге опоздал - он приехал с двумя адвокатами и через рамку металлоискателя, напротив которого собрались представители СМИ, проскочил едва ли не бегом. 

Сам процесс стартовал с ограничений для представителей СМИ: адвокаты подсудимого заявили о нежелании фото- и видеосъемки, суд удовлетворил ходатайство. Хотя первоначально сам же судья Олег Абидуев объявлял процесс открытым. Также суд ограничил число журналистов тремя, ссылаясь на «антиковидные» требования. В результате в зал попало менее половины приехавших СМИ, чему сторона подсудимого была откровенна рада.       
                                 
Баир Жамбалов на суде не признал свою вину. Однако почему-то отказался пояснить свою позицию, пообещав сделать это потом. 

Затем выступил  представитель гособвинения,  сообщив обстоятельства ДТП вечером 5 января 2020 года,  в результате  которого несовершеннолетняя Бурчевская получила травмы, не совместимые с жизнью, и погибла в 21 час того же дня в Прибайкальской ЦРБ. 

Как заявил свидетель (отец погибшей)  Максим Бурчевский, в тот день он находился дома. Его дочь поехала в Улан-Удэ и в районе 16 часов позвонила ему, что села на рейсовый автобус. Но когда автобус должен был приехать в село Батурино, ее телефон уже не отвечал.  Около 18 часов его супруге  позвонила знакомая и сказала, что на отвороте в селе Батурино сбили человека. 

-Я сразу понял, что случилась беда, и побежал на трассу, - сообщил на заседании Максим Бурчевский. - На дороге лежала Галя, накрытая курткой. Она еще была жива, и ее повезли в больницу. Я поехал на другой машине. 

Но в больнице отца не пустили в реанимацию. Его дочь, не приходя в сознание, скончалась. 
 
«Помню не все» 

Свидетель, сотрудник ДПС МВД по РБ по Прибайкальскому району  Александр Угрюмов сообщил суду, что именно он выезжал на место ДТП. 

- Прошел год, и я не все уже помню, - начал свидетель. - Оформлял ДТП я один, поскольку  напарник уехал искать сбежавшего водителя.               

 Он же составил схему происшествия на трассе Улан-Удэ - Курумкан. Причем «Тойоту Ленд Краузер Прадо», на которой Жамбалов уехал с места ДТП, через некоторое   время обнаружили в лесном массиве в районе села Бурля.

 - Вмятина в передней части машины была, как будто в столб она врезалась, - сообщил свидетель. - С нее текла техническая  жидкость. 

По словам инспектора ДПС, джип был закрыт и брошен в лесу. Позже выяснилось, что скрыться с места преступления и объехать участок ДТП через лес по направлению в Улан-Удэ преступнику помешала поломка автоматической коробки передач. 

Свидетель показал, что   он после оформления ДТП, спустя около двух часов,   приехал в отдел полиции. Там увидел Баира Жамбалова и Галуста Пилосяна.  Далее  месторасположение  заглохшего джипа показал инспектору сам Жамбалов. 

Затем прокурор  огласил первоначальные показания, где данный сотрудник ГИБДД более четко указал  все обстоятельства ДТП. Однако адвокаты возразили, поскольку ранее сотрудник был допрошен в качестве специалиста, а не свидетеля. 

Тем не менее суд решил приобщить к делу первоначальные показания. Согласно которым вырисовывалась такая картина: в момент наезда Бурчевская уже фактически перешла дорогу и «Прадо» задел ее правой частью  и протащил по дороге на расстоянии около 80 метров. В ходе ДТП на автомобиле  поврежден бампер и решетка радиатора, элементы которых рассыпались по дороге. 

Далее представитель обвинения огласил материалы использования аппаратно-программного метода изучения изъятого автомобиля.  Выяснилось, что «умная система» внедорожника зафиксировала время срабатывания системы реагирования машины в момент столкновения. В частности, скорость «Прадо» за несколько секунд до столкновения была 104 километра в час, затем она    начала резко падать, поскольку водитель применил экстренное  торможение. Непосредственно столкновение произошло на скорости 88 километров в час. 

В ходе судебной автотехнической экспертизы, где использовался статист, имитирующий погибшую,  определено, что водитель имел возможность видеть пешехода на расстоянии 125 метров. Соответственно, по оценке эксперта, водитель  «заведомо» имел возможность избежать столкновения. Независимо от того, ехал бы он с максимально разрешенной скоростью (не более 90 километров в час) или с фактической (104 километра в час). Тем более что погибшая девушка несла рюкзак со светоотражающим покрытием.  

Причем водитель «Прадо» лишь на короткое время остановился после столкновения, а затем на большой скорости начал уходить в сторону Улан-Удэ.

Герой нашего времени

Добавим, что ранее Максим Бурчевский сообщил «Номер один», что среди массы водителей,  ставших свидетелями наезда, только один решился на большой поступок.  Улан-удэнец Виталий Залуцкий возвращался с отдыха вместе со своей семьей и за пять километров до места ДТП его машину обогнал джип Баира Жамбалова. Сам он ехал со скоростью  105 километров. Увидев место трагедии и  уезжающего виновника аварии, улан-удэнец помчался вдогонку за нарушителем. Поскольку Залуцкий ехал на «Mерседесе», то,  быстро развив скорость в 160 километров в час, он догнал «Прадо» Жамбалова и заблокировал его в районе отворота на село Бурля. 

Однако, когда  вышел из машины, то водитель «Прадо» неожиданно свернул на обочину и поехал по старому мосту и затем по бездорожью в лес. Водитель не рискнул на седане ехать за нарушителем по снегу, но записал номер машины и передал его в ГИБДД. Поэтому, когда инспектор ДПС Угрюмов на суде  заявил, что у нарушителя имелась возможность скрыться по лесной дороге и уехать через село Кома в Кабанский  район, машина нарушителя благодаря бесстрашному водителю уже была «засвечена». 

Далее на суде  озвучили результаты биллинга телефонных переговоров между водителями и пассажирами двух машин: «Прадо» и «Фольксваген-Туарег» (на которой также возвращались с рыбалки часть друзей Жамбалова). «Фольксваген»,  за это время умчавшись  далеко вперед к Турунтаево, после звонков из салона «Прадо» вернулся назад к отвороту на село Бурля, и компания начала совещаться. Решили узнать оперативную обстановку и обратно на место смертельного наезда уже на «Фольксвагене» вернулся сын вице-спикера Александр Жамбалов.  Определив на месте, что девушка лежит на дороге и находится в тяжелом состоянии, Жамбалов бросил  ее и вернулся к отцу в лесной массив в районе села Бурля.      

Далее компания поехала по лесной дороге, но «Прадо» сломался. Салон машины закрыли, компания пересела на «Фольксваген» и вернулась на трассу. Поскольку замести следы не удалось (позже они заявят, что якобы... поехали в село Бурля за врачом, где, кстати, нет даже фельдшера), Баир Жамбалов и его друг, бизнесмен Галуст Пилосян поехали в райотдел «сдаваться». Правда, сдался лишь Пилосян. Мы уже писали, что бизнесмен попытался взять всю вину на себя, но провалил два исследования на полиграфе на   причастность к ДТП. И далее его статус подозреваемого Следкомом  изменен на свидетеля, а обвинение предъявили Баиру Жамбалову по ч. 4 ст. 264 УК РФ (ДТП, связанное со смертью человека, оставление места происшествия). Они вернулись на  трассу  Улан-Удэ - Курумкан.

Баир Жамбалов отказался от комментариев.  Процесс  отложен для явки других свидетелей. Мы будем следить за развитием судебного процесса. 

Дмитрий Родионов, «Номер один». 
^