01.02.2021
Мальчик-кадет, получивший тяжелую травму, учится жить заново

Два года прошло с момента трагедии, случившейся с 16-летним учащимся кадетской школы Кириллом Примаком. Мальчик получил два удара в голову от одноклассника, но врач, осматривавший подростка после травмы, не заметил переломов челюстной пазухи и скуловой кости. Спустя два дня у Кирилла произошло кровоизлияние в мозг. Через семь дней подросток вышел из комы другим человеком. Как сейчас живет мальчик и ответил ли кто за его инвалидность?

Тяжелое испытание

Наталье Николаевне невыносимо больно вспоминать ту, прежнюю жизнь до трагедии, когда они с сыном свободно мечтали о будущем, выбирали, в какой военный вуз страны будет поступать отличник Кирилл после окончания кадетской школы. Если бы тогда она знала, что им готовит судьба, закрыла бы сына собой. Но роковой удар произошел. Теперь вот уже два года Наталья каждый день спасает Киру, но слез матери сын не видит – ей нужно быть сильной, чтобы восстанавливать парня, как бы ни было тяжело самой. Ведь  растит сына одна.  

Ровно два года назад, 21 января 2019 года, жизнь Кирилла круто поменялась. После урока физкультуры, где между мальчишками произошла ссора из-за мяча, Кирилл отправился в раздевалку, как вдруг получил от одноклассника сначала один, следом второй удар кулаком в левую часть головы.   

Из школы Кирилла с мамой доставили в приемное отделение Детской республиканской клинической больницы. Тогда подросток еще нормально ходил и говорил. По словам матери, врач нейрохирург даже не подошел к сыну, посмотрев снимок рентгена, ничего опасного на нем не увидел и отправил мальчика домой, посоветовав мазать синяк «Спасателем». Через день у Кирилла сильно заболела голова, он упал и потерял сознание. У мальчика произошло кровоизлияние в мозг. 

Его госпитализировали и экстренно провели операцию. Оказалось, у подростка серьезная закрытая черепно-мозговая травма, но ее накануне не увидел врач нейрохирург. У ребенка нашли «оскольчатый перелом задней стенки верхней челюстной пазухи, перелом скуловой кости слева со смещением отломков по ширине и длине». Травма сопровождалась образованием внутримозговой гематомы левого полушария мозга. Операцию выполнила нейрохирург Анна Бачмага,  высокий уровень профессионализма которой отметили позже московские врачи. Если бы не ее ювелирная работа, не известно, что было бы с мальчиком сейчас.    
  
Когда Кирилл вышел из комы, ему пришлось заново учиться ходить и говорить, прежняя жизнь осталась в прошлом, за окнами больничных палат. Он многого не помнил, не мог сказать, сколько времени на часах… Принять настоящее было сложно, еще труднее  - найти силы, чтобы призвать к ответу тех, кто виновен в произошедшем с Кириллом. 

Взяли под стражу в зале суда

В отношении подростка,  ударившего Киру, Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности». Далее дело переквалифицировали, и следствие предъявило подростку обвинение в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. 

Лишь полтора года спустя, 7 июля 2020 года, суд вынес по этому делу обвинительный приговор. Подросток получил один год колонии для несовершеннолетних, его взяли под стражу в зале суда. 
 
- Все это было очень страшно, даже у меня сердце упало, когда в зал заседаний зашел конвой, - делится Наталья Примак. - Он ведь тоже ребенок, но что поделать, это решение суда. 

Родные мальчика так и не принесли матери извинений. Суд определил возместить потерпевшей стороне моральный вред в 3 млн 600 тыс. рублей, сумму в равных долях должны выплатить семья осужденного подростка и кадетская школа. Но семья того мальчика пока ничего не платит, да и будет ли… А руководство школы не согласилось с решением суда о выплате, о чем недавно в письме уведомило Наталью Николаевну. 

- Все это сложно, но представьте, каково нам? Кириллу необходимо реабилитироваться без перерыва. В конце ноября мы вернулись из Москвы, там  через каждые два месяца проходили курс в Российской детской клинической больнице. У нас в Улан-Удэ тоже есть очень хороший реабилитационный центр для деток-инвалидов  ReaKid. Жаль, что мы узнали о нем поздно. Здесь отличный инструктор по плаванию, но теперь сюда Кира ходить не может, ведь в январе ему исполнилось 18 лет. Много хорошей, качественной реабилитации в Москве, но все это деньги, - сетует мама парня.     

Сейчас Кирилл с мамой ждут вызова в новую московскую клинику мозга и нейрореабилитации, стоят на очереди в Шкловскую клинику речи… Глаза Натальи Николаевны высыхают от слез, когда она говорит о новых возможностях для реабилитации единственного сына, о его достижениях в выздоровлении.  

- Кирилл уже самостоятельно ходит, нога потихоньку восстанавливается. Подвижность руки лучше, он поднимает ее, единственное - пальчики мало расправляются, но он постоянно тренируется. Все доктора говорят, что сын – большой молодец.  Мы хотели поехать в клинику Израиля, там самый лучший реабилитационный центр в мире. Я отправляла туда несколько видео сына, как он ходит, поднимает руку, плавает. Они сказали, что помогут нам обязательно. Но туда нужно много денег - неделя стоит 9 600 долларов (750 тыс. рублей), а нам надо пролечиться минимум шесть недель, - делится Наталья.  

Не виновен

В отношении врача нейрохирурга,  не разглядевшего у Кирилла переломов,   возбуждено уголовное дело по факту ненадлежащего оказания медицинских услуг. Недавно пришла третья по счету судебно-медицинская экспертиза, она должна  была ответить на ряд вопросов о том, правильно ли действовал врач и допущены ли им дефекты оказания медпомощи.   

По итогам исследования экспертная комиссия из именитых медиков страны пришла к выводу, что медицинская помощь Кириллу Примаку в приемно-диагностическом отделении ГАУЗ «ДРКБ» оказана своевременно, правильно, но не в полном объеме. Врач, принимавший подростка, допустил ряд дефектов оказания медпомощи. В частности,   недооценил анамнез и жалобы парня, врачебный осмотр провел неполно (не проведена  пальпация костей черепа и не исследована подвижность нижней челюсти), не описал в полном объеме неврологический статус, не выявил переломы костей лицевого скелета и травму головного мозга. Далее не осуществил динамическое наблюдение за пациентом в течение нескольких часов. 

Из-за того, что был неверно поставлен диагноз, в нарушение приказа Минздрава РФ врач не провел ребенку компьютерную томографию головного мозга. Нейрохирург не госпитализировал подростка в стационар и не привлек к осмотру ребенка офтальмолога, стоматолога.  

- Столько ошибок на одного ребенка, – сокрушается мама Кирилла. – Врачу просто не хотелось работать, он смотрел в компьютер и даже не подошел к сыну.   

Между тем экспертная комиссия не нашла причинно-следственной связи между допущенными врачом нарушениями и наступлением инвалидности Кирилла. По мнению экспертов, тяжкий вред здоровью мальчика причинила закрытая черепно-мозговая травма. «Внутримозговая гематома возникла в отсроченном периоде травмы – спустя несколько часов - десятков часов после травмы». Это значит, что «даже при проведении полного обследования возможности выявить еще необразовавшуюся гематому, предвидеть ее появление не имелось».  

Эксперты заявили – «даже при госпитализации подростка и его круглосуточном динамическом наблюдении нельзя абсолютно исключить возможность образования гематомы и наступление последствий в виде инвалидизации пациента». Уголовное дело в отношении врача на сегодня прекращено, его вина не нашла своего подтверждения.   

Снова в десятый класс

Другого мнения придерживаются Наталья Николаевна и адвокат семьи Виталий Хонихоев. Он уверен, что последствия травмы наверняка были бы легче, если бы врач, осматривавший подростка после удара, заметил у него переломы и сразу госпитализировал Кирилла. 

- Мальчику вызвали скорую помощь, когда он был дома, - разъясняет юрист. -  Скорая  прилетела мгновенно, через 10 - 15 минут, но она ехала через полгорода до больницы 40 минут. Итого прошло больше часа с момента, как он упал без сознания, до момента, как ему сделали операцию, хотя надо, чтобы это были минуты. Упади он в больнице, ему бы сразу помогли. Время было упущено. Мы считаем, что причинно-следственная связь между дефектами оказания медпомощи и состоянием здоровья подростка присутствует.

Семья Примак подала гражданский иск к ДРКБ о возмещении морального вреда. Сейчас ответчик знакомится с материалами последней экспертизы. Вопросы представителей больницы на суде на последнем заседании шокировали и Наталью Примак, и адвоката. 

- Таких циничных ребят я еще не встречал, - удивляется Виталий Хонихоев. - Юрист от больницы заявил матери: «а какие у вас морально-нравственные страдания?» Наталья Николаевна потеряла дар речи и заплакала. Я ответил за нее: «чувство беспомощности, отчаяния, ущербности». Представитель больницы, видимо, не понимает, какие моральные страдания может испытывать мать, у которой ребенок еще недавно ездил на физическую олимпиаду, а теперь учится читать по слогам.  

А пока идут суды, Кирилл дистанционно учится. С 1 сентября он снова пошел в десятый класс, хотя должен был  учиться в Академии ФСБ. Мальчик потихоньку вспоминает пройденный материал, много читает. С недавних пор  понемногу начал смотреть телевизор. Кирилл мечтает уехать из Улан-Удэ, где все напоминает ему о трагедии, и выучиться на IT-специалиста.  

- Кира у меня привык к спорту, - вздыхает Наталья. – А теперь снегокат стоит на балконе, спортивный велосипед мы отдали, «ватрушку». Недавно смотрю, сыночек задумчиво стоит у окна. А потом говорит: «Мама, как же я хочу покататься с горки. Я же не останусь инвалидом навсегда?».  

Любовь Ульянова, «Номер один». 

Если вы хотите помочь подростку, номер его карты 2202 2004 3740 4930. 
Получатель Кирилл Примак.  
^