31.01.2021
Как она развивается и чем грозит в будущем?

Пожалуй, сегодня нет более популярного психологического понятия, как психотравма. Им взрослые объясняют свои неудачи, уверяя, что очень страдали в детстве, а современные родители боятся, что могут случайно нанести психологическую травму ребенку, если откажут ему в покупке игрушки. Что стоит за этим понятием, как развивается психотравма и можно ли снизить ее негативное воздействие на ребенка, расскажет кандидат психологических наук Игорь Бадиев.

Первый признак - шок

- Игорь Валерьевич, расскажите, что есть психологическая травма? 

- Нужно сказать, что психологическая травма и детские негативные эмоциональные переживания  это абсолютно разные вещи. Отрицательные эмоции как таковые не являются признаком психологической травмы.

Традиционно под психологической травмой понимается вред, нанесенный психическому здоровью человека в результате действия каких-то неблагоприятных факторов. Это могут быть различные события: физическое травмирование,  развод родителей, ситуации утраты в детском возрасте или того, что вызывает достаточно острую реакцию. По сути, это может быть все, что угодно, что вызывает неблагоприятную эмоциональную реакцию. Будет травма или нет - зависит от двух факторов. Первый - это личностная значимость события для человека, а второй - степень устойчивости личности к неблагоприятным воздействиям. Поэтому одна и та же ситуация для одного человека может быть психотравмой, а для другого нет. 

В рамках кризисной психологии очень хорошо изучен механизм психологической травмы. Существует ряд признаков,  свидетельствующих о травмировании. Шок, гипервозбуждение и диссоциация – три наиболее часто встречаемых признака,   сопутствующих травмированию (но не самой травме).

Первый признак - шоковая реакция, когда событие вызывает у человека шок, и он проявляется в виде замирания, онемения. Это первый признак, что негативное событие потенциально может травмировать. Но это не значит, что психотравма у человека уже есть, поскольку с шоком можно справиться. 

Шоковая реакция замирания – это эволюционная биологическая реакция организма на ситуацию опасности. При онемении происходит как бы заморозка негативных эмоций, они оказываются заперты внутри и не имеют выхода вовне. Если оцепенения нет, то о травмировании речи не идет. То есть если у ребенка умер хомячок и он начинает плакать, горевать, то это свидетельствует о том, что эмоция имеет выход наружу. Соответственно, эти эмоции прорабатываются, проживаются. 

На неблагоприятные события всегда должна быть реакция. Ее наличие  реакции не позволяет этому событию властвовать над человеком всю его жизнь. 

Возврат в травму

После замирания происходит так называемое гипервозбуждение – это хаотичная, странная, во многом нецеленаправленная, нелогичная активная деятельность. Получается, что эмоции, которые были заперты, не найдя выхода, начинают активировать двигательную активность. Человек принимается что-то делать, бегать и  не отдает сам себе отчета, что и зачем делает. 

При этом возникает состояние диссоциации - человек как бы смотрит на себя со стороны. Это состояние можно проследить по рассказам о травматических событиях, когда человек/ребенок рассказывает, что он будто смотрит на себя со стороны, как будто парит, наблюдая за происходящим сверху. 

Так происходит процесс нанесения психологической травмы. Если отработки замороженных эмоций не происходит, то эта травма начинает оказывать дальнейшее негативное влияние на человека. В некоторых случаях наша психика, пытаясь справиться с этими травматическими событиями, включает множество механизмов психологической защиты. Как правило, чем младше ребенок, тем примитивнее механизмы его психологической защиты. В раннем детстве скорее произойдет вытеснение, когда травматичное событие просто-напросто забывается. Могут встречаться и другие механизмы психологической защиты.

- Какое влияние оказывает психологическая травма на человека?  

- Самое разнообразное. Если травма не отработана, то в последующее время у детей можно наблюдать такое явление, как возврат в травму –  проигрывание травматических событий. У детей это можно заметить в играх: ребенок разыгрывает травматическое событие, которое он пережил. Этот воспроизводимый сюжет игры ему не приносит удовольствия. Он его просто неоднократно воспроизводит. Если нечто подобное наблюдается у ребенка, то можно говорить о наличии у него психологической травмы. Это посттравматическая симптоматика. 

У взрослых происходит приблизительно то же самое, единственное,  возврат в травму у них совершается не в игре, а в каких-то определенных действиях, ролях и отношениях. Например, жертва насилия в отношениях все время возвращается к виктимному поведению (поведению жертвы). Допустим, человек пережил насилие и его возврат к насильственным отношениям может рассматриваться как возврат в психотравму. Так психика пытается с этой травмой справиться, прожить ее, но это не получается сделать. В нашей культуре это болезненное состояние выражается в фразе «бьет, значит любит».   

В результате травмирования нарушается нормальная адаптация, жизнедеятельность человека. Он оказывается неспособен выстраивать нормальные, здоровые отношения. 

Как помочь ребенку?

Нужно сказать, что у нас очень много травмированных людей,  переживших психотравмы. Наверное, поэтому этот термин так распространен сейчас и  на слуху. Смерть близких людей, стрессы, унижения, оскорбления, насилие – многие психотравмы оказались неотработанными. Поэтому расхожая фраза «все мы немного травмированы» имеет под собой какое-то основание. 

Но значит ли это, что в отношениях с детьми мы их травмируем? Наказывая ребенка, запрещая ему что-то, требуя? У многих современных родителей появился страх травмировать ребенка. Сейчас очень часто от детей скрывают факт смерти близкого человека, дескать, чтобы не нанести ему психологическую травму. 

Действительно ли мы его травмируем? Как я уже сказал, не любая негативная эмоция является травмой. Когда мы что-то запрещаем ребенку или требуем от него чего-то и он громко выражает по этому поводу свое недовольство, то это не психотравма. Да, возможно, ребенок запомнит это, может, он будет обижаться на нас. Назвать это психологической травмой нельзя, скорее, детская обида. 

Чтобы нанести психологическую травму специально, нужно очень постараться, для этого необходимо создать такие условия, которые вызовут шоковую реакцию. Сделать так случайно очень сложно. Но опять-таки все зависит от степени устойчивости личности к внешним воздействиям, и очень многое - от возраста ребенка. Чем он меньше - тем меньше его устойчивость. Это надо понимать родителям. 

Например, для младенца внезапный громкий крик взрослого, по сути, может стать травмирующим, напртмер, вызвать биологическую реакцию оцепенения. Это первый шаг к травмированию. Здесь весь вопрос в тех ресурсах, что имеются у человека для того, чтобы справиться с этим травматическим событием. Для ребенка это всегда взрослые. Чем младше ребенок - тем больше значимость взрослого для его устойчивости к травматическому событию. Со взрослением у ребенка появляется собственный ресурс. 

Взрослые должны знать, что необходимо делать при травматических событиях. Традиционная ошибка взрослых -  они всегда пытаются успокоить ребенка: «не плачь», «все будет хорошо», «не реви, ты же мальчик». Это ошибка, потому что наша задача заключается не в том, чтобы успокоить малыша, а чтобы произошло отреагирование эмоций, чтобы у него не было оцепенения и произошла разрядка. 

Ребенок может дрожать, а мы пытаемся прижать его к себе и сдержать его волнение. Нет, ему надо выплеснуть эмоции через плач, крик, дрожь. Должна произойти разрядка, чтобы не было шокового состояния оцепенения, потому что именно с него и начинается травматизация. Если произойдет разрядка, последствия будут минимальные, а детская психика достаточно гибкая для того, чтобы справиться с этим самостоятельно. 

Бегите за помощью

В травматических событиях взрослому надо понимать, что именно он является для ребенка ресурсом. Кроме того, взрослому необходимо отрегулировать свое собственное эмоциональное состояние, когда происходят такие события. Быть спокойным, прийти в равновесие, поскольку может включиться феномен эмоционального заражения. Допустим, ребенок упал с велосипеда и разбил коленку. Подбежала мама и начала причитать. Ребенок мог бы отряхнуться и уехать, но он заражается эмоциями матери, начинает плакать и бояться.   

Когда происходят какие-то нехорошие события с детьми, то очень часто вместе с ними оказываются травмированы и родители. Например, на ребенка напала собака, он испугался, все обошлось, психотравму  не получил, но родитель так напугался, что эта ситуация оказалась для него травматичной. Или дети подрались, но для излишне впечатлительного родителя это оказалось очень травматично, и он начал гиперопекать ребенка, не давая ему свободы, всячески пытаясь обезопасить его. Хотя для ребенка это событие прошло без каких-либо последствий. 

- Когда родителям следует обратиться к специалисту? 

- В некоторых случаях родители сами могут справиться с ситуацией. Например, при утрате. Правильные действия взрослых помогут ребенку пережить это травматическое событие и не привести к травматизации. К слову, о переживании утраты у нас была отдельная статья. Но когда вопрос касается инцидентов, связанных с насилием, в первую очередь сексуальным, с жестоким обращением со стороны родителей, то в таких ситуациях лучше обратиться к специалисту. 

Следует прийти за помощью к психологу, когда поведение ребенка, его эмоциональные реакции оказываются неадекватны ситуации. Например, умер близкий человек, а у ребенка нет горя, он бегает в приподнятом настроении. Или наблюдается посттравматическая симптоматика, возврат в травму - это тоже повод обратиться к специалисту.

Нужно помнить, что наиболее эффективная помощь должна оказываться непосредственно после травматического события. Не нужно тянуть, чтобы предотвратить негативное влияние травматического события на психику человека. Если есть какие-то сомнения, всегда лучше проконсультироваться у специалиста.  

 Беседовала Любовь Ульянова, «Номер один». 
Вопросы психологу вы можете задать по адресу: pismo77@inbox.ru 
^