08.09.2017
Министерский клан в Бурятии похоронил 116 миллионов рублей
Очередная реформа коммунальной системы республики обернулась крахом

Ни деньги, ни замминистры пяти отраслей, ни регулярные платежи не спасли. Очередная реформа коммунальной системы Бурятии переживает крах под громкое молчание высокопоставленных покровителей.

Благие намерения

Кризис коммунальной системы Бурятии был всем понятен. Поселковые и городские ЖКХ учреждались, загонялись в долги, а затем «сдувались», не в силах платить по счетам. Виновником банкротств традиционно назначались потребители – якобы накапливающие безнадежные долги. Считалось, что коммунальщикам не на что латать оборудование и водопроводные сети, оплачивать уголь и налоги. А потому на фоне их банкротств инфраструктура продолжала стареть и загнивать.

В 2012 году правительство республики, отчаявшись навести порядок в хозяйстве, решило взять ситуацию в свои «надежные» руки. И создало собственную региональную управляющую компанию (ОАО РУК ЖКХ). Цели были благие – обновление коммунального хозяйства, что привело бы к рентабельности и бесперебойной работе тепловиков.

На осуществление идеи было выделено 116 бюджетных миллионов, включая республиканское имущество.

Управлять компанией поручили замминистру строительства и модернизации ЖКХ РБ Даши Цыремпилову. Другие замминистры получили места в совете директоров, а с ними – возможность руководить деятельностью ОАО. В их числе в разное время были министр строительства и модернизации ЖКК Бурятии 2012–2013 годов Виктор Мариничев, первый замминистра экономики Тимур Будаев, первый замминистра финансов Всеволод Мухин, экс-министр строительства и руководитель Госстройнадзора Федор Трифонов, а на сегодня – замминистры строительства Евгений Коркин и Сергей Банников. Засветился даже действующий руководитель РСТ РБ Борис Хмелев, утверждающий тарифы ЖКХ.

Блин комом

После образования столь впечатляющей структуры в 2013 году многие крупные поселки передали ей в долгосрочное безвозмездное пользование (либо копеечную аренду) все коммунальные объекты. Таким образом республиканское ОАО забрало коммуналку по договорам концессии – с целью получать деньги от населения, вкладывать свои и проводить модернизацию.

В 2013 году РУК и правительство дружно рапортовали о первом достижении – строительстве котельной в селе Татарский Ключ Заиграевского района. В нее вложили, по разным данным, от 35 до 42 миллионов рублей.

Однако позднее выяснилось, что котельная не сделала сельские квартиры теплее, а долги населения за тепло к нынешнему году превысили 18,5 миллиона. К тому же, несмотря на участие в открытии котельной Вячеслава Наговицына, она до сих пор (три года спустя) не сдана в эксплуатацию. Кто в этом виноват, теперь догнать невозможно: и в РУК ЖКХ, и в администрации Татарского Ключа сменилось начальство, а новое руководство валит всю вину за сомнительные достижения на предшественников.

Блин вышел комом. Позднее, не получая с населения оплаты, РУК даже попыталась расторгнуть договор концессии. Взамен потребовала от местных властей вернуть сделанные вложения. И проиграла суд. Котельную в итоге стало нечем топить. На сегодня коммунальное хозяйство поселка имеет трехмиллионный долг за электричество, 15-миллионный долг за уголь и не может купить топливо на предстоящие холода. До сих пор в Татарском Ключе даже не объявлялись торги на закуп угля. Отопительный сезон под угрозой срыва, но заниматься этим, похоже, будут с наступлением морозов.

Мутные схемы

Других крупных строек в деятельности РУК за пять лет так и не произошло. Деньги населения и займы под госгарантии и республиканское имущество уходили неведомо куда. Например, переданная правительством в учредительный капитал двухэтажка на улице Окинской в Улан-Удэ была заложена в Сбербанк. Финансовая ситуация ухудшалась.

И в 2014 году РУК ЖКХ «идет ва-банк»: учреждает 12 дочерних компаний – ООО «ЖКХ Онохойское», «ЖКХ Ключевское», «ЖКХ Бабушкинское», «ЖКХ Мухоршибирь», «ЖКХ Оронгойское» и другие.

Схема была проста: дочерние общества объявляют закупки, а их учредитель на год становится практически бессменным победителем всех тендеров.

Как победитель торгов, РУК поставляет этим ООО ЖКХ уголь, разрабатывает для своих «детей» проекты, продает им стройматериалы, канцтовары, бензин, котлы, «обслуживает» за деньги их оргтехнику.

Отдельный источник заработка на «дочках» – хранение топлива. За одно только хранение купленного у РУК ЖКХ угля дочерние общества платили учредителю миллионы. К примеру, «ЖКХ Мухоршибирь» заплатило РУК за 2014–2015 годы 21 миллион, «ЖКХ Заиграево» – больше 30 миллионов, ЖКХ «Кабанское» – около 70 миллионов рублей.

Но и этого оказалось мало. То ли дочерние ОООшки не собрали денег, чтобы рассчитаться со своим покровителем, то ли аппетит пришел во время еды. Но в конце 2014 года руководство РУК обращается к правительству республики за финансовой помощью. То же самое происходит в 2015 году. Под громкие заявления о самоокупаемости инвестиций в прекрасное коммунальное будущее бюджет Бурятии, не афишируя, выделяет миллионы на поддержание деятельности РУК.

В 2015 году схему с торгами меняют – взамен РУК ЖКХ победителем закупок филиалов становится некое ООО «Теплоснаб». Теперь оно начинает с той же подозрительной успешностью выигрывать тендеры поселковых ЖКХ – «дочек» региональной компании и поставлять им уголь, дизтопливо, стройматериалы и все прочее. За год компания зарабатывает миллионы на закупках дочерних компаний РУК ЖКХ.

Мучительная смерть реформы

В это время РУК ЖКХ медленно, но верно умирала. От нее пытаются уйти партнеры по концессиям. Раньше других бессмысленность сотрудничества поняли в Мухоршибири. Летом прошлого года сельские власти расторгли договор концессии, вернув себе коммунальную инфраструктуру. Три года собирая с потребителей деньги, ничего из обещанного РУК ЖКХ так и не выполнила. Но расторгнуть договор с РУК администрация Мухоршибири смогла только через суд.

Вслед за местными властями опомнились и республиканские. В августе 2016 года глава Бурятии, тогда еще Вячеслав Наговицын, понял, что дальше будет только хуже. И распорядился прекратить отношения с невменяемой РУК. Но из-за отопительного сезона почти все договоры расторгли только в конце февраля 2017 года. Уже при новом руководстве Бурятии.

Банкротство и прочие неприятности

К началу лета в управлении РУК ЖКХ остались лишь три коммунальных комплекса, все в Заиграевском районе – Онохойское, Заиграевское и Ключевское. Однако в июне и эти контракты и.о. главы Алексей Цыденов распорядился расторгнуть. Но эта задача не выполнена до сих пор. РУК ЖКХ со всем своим министерским советом директоров уперлась.

Власти поселка Заиграево тщетно обмениваются с руководством РУК «макулатурой», требуя досрочного расторжения договора концессии.

Такая же ситуация в Онохое, где средние сборы по коммуналке составляют пять миллионов ежемесячно. Отпускать последний прибыльный поселок из своих цепких ручонок РУК категорически отказывается. Как и не хочет платить мизерную аренду за муниципальное имущество.

Недавно онохойцы обратились в суд за расторжением договора аренды и потребовали наложить на коммунальное муниципальное имущество обеспечительные меры. И получили согласие суда. После чего на объекты онохойского ЖКХ зашли представители администрации, заменили замки и установили свою власть. В РУК это оценили как «рейдерский захват». Это, к слову, единственное, что в компании согласились прокомментировать. В остальном список вопросов о дочерних организациях, вложенных инвестициях и выполненных модернизациях, причинах провала и банкротства в РУК комментировать не стали. Несмотря ни на официальные запросы, ни на требования федерального законодательства.

А пока РУК не слышит ни требований и.о. главы, ни сельских администраций, зима уже близко.

К примеру, кто будет отогревать Татарский Ключ, неизвестно. Власти, как водится, введут ЧС и на этом основании потребуют поставок угля и электричества.

Тем временем РУК поимела от республики 116 миллионов, от местных властей – лояльность в виде бесплатной инфраструктуры, от населения – коммунальные платежи и скрылась в неизвестном направлении. В июне 2017 года на РУК ЖКХ введена процедура банкротства.

Елена Буерачная, «Номер один»
Фото: «Номер один»
Социальные комментарии Cackle
^