11.10.2018
Неизлечимо больная улан-удэнка решилась на эвтаназию
Швейцарская клиника готова сделать женщине смертельный укол

Наверное, многие видели знаменитый фильм «1+1», который заставляет каждого зрителя плакать и смеяться одновременно. Главный герой миллионер пострадал от несчастного случая, и теперь все его тело парализовано полностью. Несмотря на то, что жанр фильма – комедия, зрителям жутко себе представить, каково это жить, когда из всего тела тебе принадлежит только голова. В нашем городе живет человек с похожей судьбой. Вот только в этом случае страшная болезнь еще и быстро прогрессирует и шансов выжить намного меньше.

Жительница Улан-Удэ Наталья Антонова никакой не олигарх, да и болезнь ее намного коварней и страшнее. Редкое генетическое заболевание вот уже десятки лет превращает ее в обездвиженную мумию. Сейчас, когда она устала бороться со своим недугом и поняла, что ей вряд ли кто-то поможет, последней надеждой стала мысль об эвтаназии. Женщина больше не хочет, чтобы ее родные и близкие люди «мучились», ухаживали за ней, теряя годы своей жизни понапрасну. Она уже связалась со швейцарской клиникой, где эвтаназия поставлена на поток. Семнадцатилетний сын Натальи Андрей в отчаянии обратился в нашу редакцию с просьбой помочь ему отговорить мать от страшного шага.

«Не хочу быть обузой»

С момента нашей первой публикации о Наталье Антоновой в 2015 году многое изменилось. Несмотря на все невзгоды, 42-летняя женщина до последнего момента продолжала верить в чудо. Цеплялась за любые возможности и поражала всех окружающих своим оптимизмом и энергией. Наталья выступала на сцене, пела, участвовала в конкурсах красоты, словом, отчаянно любила жизнь, хватаясь за любую надежду на исцеление.

Первые проблемы со здоровьем начались в 18 лет. На первом курсе училища белокурая зеленоглазая красавица вдруг однажды не смогла побежать на уроке физкультуры. Потом и ступеньки лестниц стали вдруг серьезным испытанием. Обследование в больнице показало: у девушки редкая болезнь – «миопатия Эрба».

Изучая свою болезнь, Наталья узнала, что таких больных, как она, в мире единицы. Еще она узнала, что долго такие люди не живут. Постепенно у больного отказывают абсолютно все мышцы, в том числе и сердечная, и человек умирает. В других случаях, если сердце «крепкое», то человеку может «повезти». Он сможет жить еще какое-то время  в окаменевшем бесчувственном теле, не имея возможности пошевельнуться до тех пор, пока будет жить сердце.

Несколько лет назад Наталье удалось попасть в одну из лучших клиник мира в Пекине, где ей поставили уже более точный диагноз: «дистальная миопатия GNE». В мире таким заболеванием страдают единицы. И, как разъясняют медики, все дело в случайном совпадении «неправильных» генов.

Но лечение, порекомендованное врачами в Китае, не дало результатов. Болезнь по-прежнему  делала свое черное дело.

Сейчас Наталья больше не может самостоятельно держать в руках даже ложку. Атрофируются и мышцы шеи, ее голова постоянно падает, как у младенца, который еще не научился держать головку. Со стороны смотреть на это жутко. Но еще страшнее жить в таком теле, как в тюрьме. Имея ясное сознание и огромное желание жить, ты не можешь двигаться и постепенно теряешь даже возможность обслуживать самого себя: умываться, причесываться, кушать, сходить в туалет и прочее.

- Мама говорит, что ей стыдно и неудобно просить нас о помощи. Говорит, что отец и без того уже старенький, у сестры свои проблемы со здоровьем, а мне нужно начинать жить своей жизнью. Что она всем обуза. Но я не думал, что она всерьез задумывается об уходе из жизни, пока случайно не обнаружил ответное письмо ей из клиники Швейцарии. Где врачи пишут о том, что готовы принять ее, - поведал нам сын Натальи Андрей Антонов.

В шаге от спасения

Андрей рассказал нам и о том, что повлияло на то, что его всегда позитивно настроенная, целеустремленная мать сегодня хочет лишь одного – уйти из жизни. До последнего времени Наталья пыталась выяснить, где в этом мире есть хоть какая-то возможность исцелиться. Как оказалось, нигде в мире не готовы принимать таких пациентов. К счастью, позже выяснилось, что редчайшей генетической аномалией вплотную занимаются ученые США, где есть целый институт по изучению этой болезни. Ученые имеют не только серьезные исследования по этому отклонению, но и уже первые наработки по способам его лечения. Не хватает только пациентов, на которых можно испробовать результаты своей научной мысли. Иными словами, подопытных. Наталья ухватилась за этот шанс как за последнюю ниточку. 

По счастливому совпадению, уже в конце этого года начнется старт исследования и набор добровольцев именно по той генетической мутации, которая есть у Натальи Антоновой. Более того, после переговоров ученые сообщили Наталье, что она им подходит. Они готовы принять ее и совершенно бесплатно обследовать, а также начать экспериментальное лечение. Готовы сделать медицинский вызов для оформления визы.

Единственная оговорка – нужно отправить им заявку от врача и пробы крови. Плюс нужно обеспечить самостоятельно проезд и проживание в США ее сопровождающего. Воодушевленная Наталья решила вновь открыть сбор, срочно отправить в США свои документы и тут же… споткнулась.  

Те требования, казалось бы, элементарные и простые, что выдвигались американцами, оказались для жительницы далекой Бурятии чем-то недостижимым. Семья Антоновых столкнулась с тем, что непонятно, где найти врача, который бы помог им в оформлении заявки и медицинских документов. Как доставить анализы крови за границу – тоже непонятно. Ни одна из служб доставки в Бурятии не готова брать на себя ответственность за транспортировку крови.  

История со сбором средств тоже завершалась полным фиаско. Начиная с того, что ящики с пожертвованиями кто-то просто воровал вместе с содержимым, и заканчивая тем, что сразу несколько федеральных каналов сначала согласились, потом по очереди отказались брать в эфир историю умирающей улан-удэнки.  

- Нам сказали, что необходимо участие отца, иначе съемки не состоятся. Отец нужен был, чтобы появился какой-то конфликт, скандал. Но отец давно отказался от нас, он не захотел ехать на съемки. Тогда проект отменили. Потом нас позвали в другую передачу, но в последний момент и там тоже дали отказ. Сказали, что история недостаточно скандальная, да и мама выглядит слишком хорошо для умирающей женщины, - поведал нам Андрей.

Но больше всего Наталью добили слова одного из редакторов федеральных СМИ.

- Когда выяснилось, что отец на передачу не приедет, то нам сразу отказали. А когда журналист из Бурятии, которая нам помогает, им сказала, что, мол, ведь тогда женщина умрет, ей грубо ответили: «Ну  и что? Мы здесь людям не помогаем. Мы заставляем этот мусор приехать сюда и опозориться».  

Так, всего в шаге от надежды на исцеление Наташа осталась ни с чем. Она не знает ни как отправить анализы в клинику, где уже ее ждут, ни как собрать средства на поездку. А время катастрофически быстро уходит. Впервые в своей жизни Наталья почувствовала себя действительно всего лишь «мусором».

Смертельный тур

В какой-то момент осознав, что уже пора прощаться с иллюзиями, Наталья решилась на самое страшное – добровольный уход из жизни. Ее личных сбережений как раз хватает на «смертельный тур», популярный в Швейцарии, в стране, где по закону эвтаназия разрешена.

Когда Андрей случайно в почте у мамы увидел ответ из клиники Швейцарии, он потерял дар речи:   «Там был ответ на ее запрос, перечислены пункты, которые она должна выполнить. Я ввел письмо в гугл-переводчик, и уже первый пункт меня убил: «Мы ждем от вас личное письмо, в котором вы просите, чтобы наша клиника подготовила для вас сопровождаемый уход из жизни, объяснив причины, объясняющие вашу личную и медицинскую ситуацию с личным взглядом на ваши страдания и т.д.».

Попытки отговорить мать пока не увенчались успехом. Она рассказала сыну обо всех нюансах последней поездки, к которой уже готова.  

- Несколько дней там лежишь в больнице. Врачи смотрят твои медицинские документы, еще раз проводят обследование. Также с пациентом беседует психотерапевт, выясняя, осознанно ли ты просишь о смерти. Конечно, спрашивают позицию родственников. Через три дня, когда все вопросы отрегулированы, речь уже заходит о смертельной инъекции, - с содроганием говорит Андрей.

Пока еще есть шанс на то, чтобы спасти Наталью от страшного шага. Ведь в клинике США пока еще ждут пациентку, не зная о том, что она отчаялась попасть к ним. Также она все еще числится в списке первых добровольцев на лечение экспериментальными препаратами. И сын Натальи все еще надеется, что не все в этом мире продается и покупается. Андрей верит в то, что пусть их история не так скандальна для ток-шоу, но все-таки найдутся люди, которые захотят помочь его маме просто по зову сердца, а не ради какой-то выгоды.

- Я не знаю, как мне помочь маме. Как сделать так, чтобы она снова поверила в себя, в жизнь. Как сделать так, чтобы она попала к ученым в США. Они ждут ее и говорят о реальной возможности того, что мама может полностью излечиться. Я очень прошу, помогите мне спасти мою маму!.. – умоляет Андрей Антонов.

Василиса Шишкина, «Номер один»
Фото: А.Антонова

Редакция «Номер один» присоединяется к просьбе мальчика и призывает всех неравнодушных помочь Андрею уберечь мать от страшного шага. Для того, чтобы поездка в США для Натальи и ее сына состоялась, необходимо собрать минимальную сумму в 8000 долларов (на три поездки в США с интервалом в 3 месяца каждая, согласно договору об экспериментальном лечении).

Номер карты Сбербанка: 4276 0900 1132 7905 на имя Антоновой Натальи Вячеславовны.
Номер телефона, привязанного к карте: 89149855659.
Социальные комментарии Cackle
^