24.09.2020
В Хурале Бурятии недовольны положением с инвестициями
Работу Фонда регионального развития признали неэффективной

В сфере инвестиций, которые являются основой для развития Бурятии, сложилась двойственная картина. С одной стороны, в последние годы в республику приходят крупные суммы бюджетных инвестиций. Они направляются на строительство объектов образования, медицины, спортивных сооружений, дорог, мостов и т. д. Но, с другой стороны, в Бурятии ощущается острая нехватка коммерческих инвестиций, которые должны приходить не из бюджета, а от компаний. Да, есть динамичные точки вроде урановой «Хиагды». Однако, в целом, в этом направлении республика никак не может добиться прорыва вперед и это всех беспокоит.

Злободневную тему обсудили в Народном Хурале республики на заседании профильного комитета по экономической политике. В повестке стояли два вопроса - о результатах деятельности за 2019 г. Фонда регионального развития (ФРР), а также о деятельности министра по инвестициям Дарьи Архинчеевой.

С инвестициями туго

Предназначение ФРР состоит в привлечении инвесторов и содействии им в общении с органами власти. В Фонде работают Управляющие проектами, опекающие закрепленные за ними инвестпроекты. Недавно из Фонда уволился генеральный директор. Поэтому около месяца назад врио гендиректора назначен Константин Ботоев, который и держал ответ перед членами комитета Хурала.

В прошлом году объем инвестиций, привлеченных в основной капитал, составил 1,522 млрд. рублей (за восемь месяцев текущего года 485,32 млн.). С 2015 г. при содействии Фонда создано всего около 600 рабочих мест в различных отраслях. С 2015 также было заключено соглашений по 94 проектам (из них, увы, по 52 они были расторгнуты), а переговоры, встречи прошли с около 500 компаниями.

«Полностью реализованных проектов на сегодня у Фонда девять», - подвел не очень впечатляющие итоги последних лет Константин Ботоев.

Сейчас ФРР сопровождает такие крупные инвестпроекты с объемом инвестиций более миллиарда рублей каждый, как проект ООО «Друза» по плавиковому шпату, а также еще трех фирм по добыче золота, вольфрама и кварца, производство технических газов и др. Плюс ряд проектов, каждый из которых «весит» менее миллиарда.

В сумме, ФРР сопровождает более тридцати проектов, но подобные итоги вызвали критику депутатов. Такими темпами ждать инвестбума можно вечно. К тому же, проекты идут не совсем гладко.

Депутат Лариса Крутиян обратила внимание на крупный проект по строительству тепличного комплекса «Гусиноозерский». «Говорим о нем из года в год», - напомнила она.

Проект оценивается в 15,2 млрд. рублей. Предполагалось создание 800 рабочих мест. Но все в очень грустном положении. «Вложено 500 млн. рублей инвестиций», - доложил представитель ФРР.

Инвестор, не имея достаточно собственных финансовых ресурсов, надеялся развить теплицы на средства банковских кредитов. Но с кредитами вышло не так, как надеялись. «Кредит не дали», - прямо сказал депутат Анатолий Кушнарев, глава «экономического» комитета, который вел заседание. «Да. Но мы вместе с инвестором пытаемся этот вопрос решить», - сказал Константин Ботоев.

Лариса Крутиян высказала непонимание размаха инвестора: «Есть ли необходимость в таком огромном комплексе?». «Да, я тоже не понимаю... Пятьдесят гектаров хотели сделать», - поддержал сомнения Анатолий Кушнарев, всю жизнь посвятивший растениеводству и как никто разбирающийся в нем.

«Инвестор представлял расчеты. Это его планы, он свой рынок оценивал», - выступил Фонд в защиту бизнесмена.

Депутат Анатолий Ковалев спросил по поводу состояния проекта строительства футбольного комплекса (открытое футбольное поле и круглогодичный крытый манеж). Оно оказалось не ахти.

«Есть инвестор, который готов на свои деньги все это построить. Нужна площадка. Идет подбор, но вы же понимаете, что в городе Улан-Удэ сейчас мало где можно разместить такой комплекс. Большие споры сейчас идут - у частного инвестора есть свои требования к размещению. Свободные площадки ему не нравятся», - ответил Константин Ботоев.

В ходе заседания депутат Егор Олзоев поднял резонный вопрос - как ФРР участвует в решении острых проблем. Допустим, привлечение инвесторов в сферу переработки мусора или производства бездымного угля. Фонд не смог ничем похвастаться. «Я полагаю, в своей деятельности Фонд должен руководствоваться тем, что для республики сегодня важно», - указал депутат.

Врио гендиректора Фонда старался быть оптимистичным. Даже когда его спросили о судьбе давнего проекта по птицефабрике в Кабанском районе, он сказал, что надеется, что проект запустится.

Екатерина Кочетова, министр экономики республики, оценила цифры ФРР, как фактически «нарисованные».

«Когда я начала анализировать показатели по 2019 году и то, что Фонд сейчас говорит, и на протяжении тех лет, которые в таблице указаны, данные цифры не подтверждаются официальной статистической отчетностью. Все, что сейчас показывается на слайдах, основано на простых отчетах инвесторов, которые предоставляют какие-то отчетные документы Фонду», - сказала министр. Да и Фонд, по ее мнению, давно должен был перейти на самоокупаемость.

Одним словом, с инвестициями сложно. Разговор был обстоятельным и деятельность Фонда не удовлетворила депутатов. Парламентарии тоже  напомнили, что ранее Фонд вынашивал планы перейти на самоокупаемость, но до сих пор финансируется из бюджета.

Кстати, на деятельность ФРР в 2019 г. из бюджета республики было выделено 19 млн. рублей (76 процентов ушло на заработную плату). Одновременно Фонд «лихорадит».

«В течение года один руководитель ушел, второй руководитель ушел. Вы исполняете обязанности и непонятно будете ли постоянным руководителем или поставят другого. Что происходит с Фондом? У нас не только инвесторы бегут - у нас руководители бегут», - констатировал депутат Дмитрий Дружинин.

Два года назад в Хурале эффективность деятельности Фонда, напомним, признали недостаточной. «За это время, как понимаю, мало что изменилось», - отметил Анатолий Кушнарев.

Счетная палата также сообщила о низкой результативности, неэффективности использования бюджетных средств.

Работу с инвесторами реформируют

Отчет ФРР стал поводом для широкой дискуссии об общей ситуации с инвестициями. Депутаты один за другим обращали внимание, что в Бурятии существует целый ряд структур, отвечающих за привлечение инвесторов, но взаимодействие между ними слабое.

Выяснилось, что в Бурятии около 15 организаций, ведомств, которые работают с инвесторами - минэкономики, министр по инвестициям, ФРР, ТОР «Бурятия», корпорация развития Дальнего Востока и т. д.

«Начнем заслушивать их, они будут называть практически одни и те же компании, проекты», - нелицеприятно отметил депутат Дмитрий Дружинин. «Есть ли польза от Фонда? Почему к нам инвесторы не идут? У нас в Бурятии ни одной крупной компании нету - ни строительной, ни производственной. И я думаю не будет», - высказался Сергей (Георгиевич) Пашинский.

В ответ прозвучало про сложную регуляторную среду федерального уровня, множество охраняемых природных территорий в Бурятии и что-то еще.

«Но в других то регионах крупные компании заходят. Взять Забайкальский край, Иркутскую область. Про Озерный ГОК лет 15 говорим. Одни разговоры. Ни одного крупного проекта, крупной компании», - не согласился Сергей Пашинский.

«Не проще ли все отдать минэкономики?», - спросил в итоге один из депутатов, подразумевая, что инвестработу надо собрать в единый центр. Убрать дублирование. Минэкономики, видимо, всю работу с инвесторами все же не отдадут. Однако, присутствующие согласились, что необходим координирующий орган. ФРР также поддержал идею, чтобы из каждой структуры, имеющей дело с инвесторами, были представители и они создали координирующую команду.

 «Как смотрите, если создадим, например, единую корпорацию?», - спросил Анатолий Кушнарев министра экономики. Она ответила, что сейчас делается концепция такой корпорации, срок стоит до 1 октября.

Комитет  Хурала по экономической политике признал работу ФРР неэффективной. Правительству рекомендовано рассмотреть создание единой инфраструктуры по работе с инвестициями. А «экономический» комитет Хурала проведет расширенное совещание по обсуждению новой концепции работы с инвесторами.

Сейчас, вообще, непонятно, кто курирует Фонд. Минэкономики заявило, что ФРР передается в ведение министра по инвестициям Дарьи Архинчеевой. Та публично отрицала, что идет такое перераспределение.

Что касается упомянутой Дарьи Архинчеевой, то это самый необычный министр Бурятии. Обладая статусом республиканского министра, она не имеет министерства (в республике отсутствует министерство по инвестициям). Хотя задача у нее, исходя из названия должности, архиважная. Занимая пост с сентября 2019 г., она выступила на заседании комитета Хурала с небольшим докладом об итогах своей деятельности. Чиновница сообщила, что общими усилиями Бурятия поднялась в рейтинге инвестпривлекательности регионов РФ с 49 места (2019 г.) на 32 место (2020 г.).

Среди наиболее заметных инвестпроектов, к продвижению которых она приложила руку за год работы, министр назвала проект индийской компании в сфере медицины, проект синтеза сверхтвердых материалов и проект строительства data-центра в Бурятии. Также она рассказала о некоторых других сторонах своей служебной деятельности.

Заседание «экономического» комитета Хурала по теме инвестиций - это первый шаг к проведению в октябре заседания Совета Хурала под председательством спикера Владимира Павлова на эту же тему. «К тому времени мы все проанализируем. Будем готовить серьезное постановление», - сказал Анатолий Кушнарев. Также на заседании депутаты поддержали предложение пригласить министра экономики и министра по инвестициям на сессию парламента республики, чтобы они в рамках «правительственного часа» рассказали всем депутатам о ситуации с привлечением инвесторов и мерах по улучшению сложившегося на сегодня положения.

Фото: «Номер один»
^