06.12.2019
В Бурятии аудиторы разгромили подготовленные чиновниками госпрограммы
В них нашли даже арифметические ошибки

Власти Бурятии решили внести изменения в государственные программы, действующие на территории республики. Однако прежде чем дать им законную силу, эти поправки легли на стол аудиторам. Проверяющие обнаружили множество ошибок, включая арифметические. Всего набралось шесть пунктов, как курьезных, так и довольно печальных.

Потерянные годы

Всего на стол аудиторам Счетной палаты легло 23 проекта внесения изменений в государственные программы Бурятии. Причем  эти проекты были согласованы с Минэкономики и Минфином республики без замечаний и предложений. Тем любопытнее выглядят факты, вскрытые аудиторами.

Итак, пункт первый. Часть госпрограмм заканчивается в 2020-2021 годах. А ресурсное обеспечение этих же программ прописано на 2021-2022 годы. То есть  программа фактически закончится, но разве это повод прекратить финансирование? Видимо, так рассуждали чиновники. Больше того, показатели, которые планируется достигнуть за счет этих госпрограмм, либо не меняются, либо вообще сползают вниз. Но и это еще не все:

«Имеются случаи, когда из госпрограмм исключаются периоды реализации по годам. Так, например, из госпрограммы «Экономическое развитие и инновационная экономика» исключается 2014 год, из госпрограммы «Содействие занятости населения» исключаются 2019, 2023 и 2024 гг.».

Плохой год? Не выполняем показатели? Не беда. Просто вычеркнем его из плана, и как будто ничего не было. Бинго.

Сгнивший фундамент

Пункт номер два. Цели госпрограмм республики определены с учетом национальных целей и стратегических задач, которые утверждены целым рядом нормативных актов  как федерального, так и республиканского уровня. Проблема в том, что большинство из них либо уже не действуют, либо прекратят свое действие в ближайшее время. Речь идет о программах «Информационное общество», «Охрана окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов».

«Цели и основные показатели госпрограмм не соответствуют целям и индикаторам, изложенным в Стратегии социально-экономического развития Республики Бурятия до 2035 года в ГП «Развитие АПК и сельских территорий», «Охрана окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов»,   гласит отчет аудиторов.

То есть  чиновники либо ссылаются на неактуальные документы, либо вообще не берут в расчет принятые ими же Стратегии. Другими словами, фундамент, на котором держатся госпрограммы республики, либо обветшал, либо его попросту нет.

Массовый пессимизм

Третий пункт гласит, что авторы госпрограмм не только не учитывают прогнозы социально-экономического развития и национальные проекты, но и меняют индикаторы на более низкие.

«Так, по госпрограмме «Развитие образования и науки» число учащихся в первую смену предлагается уменьшить. По плану к 2025 году их должно быть 76,1% против 77,3% в 2016 году»,  отмечают аудиторы.

И это всего лишь один пример. Далее идет госпрограмма «Экономическое развитие и инновационная экономика», где среднемесячная заработная плата к 2022 году должна «дорасти» до 34,5 тыс. рублей, притом  что в 2018 году она была 36,4 тыс. рублей. В госпрограмме «Развитие физической культуры, спорта и молодежной политики» объем платных услуг на 2021 год - 185 млн рублей, а по итогам 2018 года он же - 237,8 млн рублей.

«Меняются в сторону ухудшения в 2022 году по отношению к 2021-му 14 индикаторов по ГП «Развитие АПК и сельских территорий»,   говорится в отчете Счетной палаты.

В программе «Развитие имущественных и земельных отношений» показан нулевой рост поступления неналоговых доходов. Тогда как просроченная дебиторская задолженность на 1 января 2019 года – 123 млн рублей. То есть  чиновники не планируют ее взыскивать, раз не показывают рост доходов?

То ли за всем этим стоят банальные ошибки и опечатки, то ли наши чиновники предались массовому пессимизму, непонятно. Впрочем, есть и третий вариант: Бурятии действительно в ближайшие годы по этим направлениям ничего хорошего ждать не стоит.

Миллиарды из воздуха

«В большинстве госпрограмм допущены арифметические ошибки в итоговых суммах объема бюджетных ассигнований по подпрограммам, по основным мероприятиям»,   гласит четвертый пункт.

Здесь без комментариев – плохо считают. Добавим лишь пометку аудиторов: «Замечания такого характера ежегодно указываются в заключениях Счетной палаты РБ».

Под пятым номером идет еще одно несоответствие. Ряд госпрограмм не содержат информации о расходах их муниципальных – районных и городских – бюджетов. Притом  что деньги этим бюджетам выделялись и выделяются. То ли про них просто забыли, то ли они исчезли в неизвестном направлении.

Зато чиновники проявляют недюжинный оптимизм, надеясь на некие внебюджетные источники финансирования.

 Так, например, из общего объема финансирования госпрограммы «Развитие физической культуры, спорта и молодежной политики» исключены внебюджетные источники в сумме 235 млн рублей, говорят аудиторы.  Аналогичная ситуация ранее обстояла по госпрограмме «Развитие строительного и жилищно-коммунального комплексов.

Но больше всех аппетит оказался у Минэкономики Бурятии, которое запланировало деньги из внебюджетных источников в объеме 145 млрд рублей. Что тут скажешь, мечтать не вредно.

Заключительный, шестой пункт  рассказывает нам об информационной закрытости госорганов республики: «Планы реализации на период 2019-2022 годы, а также годовые отчеты об исполнении госпрограмм за 2016-2018 годы  на момент проведения экспертизы на сайте не размещены ни одним органом государственной власти – основным исполнителем госпрограммы».

Впрочем, чиновников можно понять. Зачем публиковать документы, в которых арифметические, логические и прочие ошибки, а тотальный пессимизм сменяется вспышками необоснованного оптимизма. Такое лучше держать подальше, где-нибудь в сейфе. А то сглазят.

Станислав Сергеев, «Номер один»
Фото: russianstock.ru
^