Общество 04.12.2021 в 08:00

В Бурятии экс-руководитель школы, замалчивавшая насилие над детьми, пыталась восстановиться на работе

Женщина также пыталась взыскать компенсацию в полмиллиона рублей
A- A+
Текст: Газета
В Бурятии экс-руководитель школы, замалчивавшая насилие над детьми, пыталась восстановиться на работе
«Номер один» уже не раз описывал историю, случившуюся в стенах улан-удэнской специальной коррекционной общеобразовательной школы-интерната №2 (СКОШИ №2). Несколько лет назад ее ученики – больные дети - подверглись насилию со стороны сверстника. И все это из-за равнодушия тогдашней руководительницы, исполняющей обязанности директора. Ее в итоге осудили и уволили из школы. Но женщина решила бороться до конца и через суды пыталась не только восстановиться на работе, но и взыскать компенсацию в полмиллиона рублей. Точку в этой истории лишь недавно поставил Верховный суд Бурятии.

Закрыла глаза

Как уже писал «Номер один», проблемы в улан-удэнской СКОШИ №2 начались еще в 2017 году, когда в спецшколу из Закаменского района перевели 12-летнего мальчика, который, по некоторым данным, в детстве сам подвергался жестокому обращению, рано оставшись без родителей. Над подростком взяла опекунство его старшая сестра, однако у нее были собственные малолетние дети и женщина не смогла справиться с его воспитанием.  Отправив его в спецшколу №2.

Почти сразу же, как рассказывала «Номер один» одна из педагогов, Болот начал проявлять агрессию против своих более слабых и больных сверстников. И, не встречая должной реакции со стороны руководства школы, постепенно превратился в малолетнего хулигана. Бил детей, угрожал, требовал, чтобы ему приносили деньги и сигареты. А затем перешел к насилиям в отношении более слабых подростков.

Осложнило ситуацию то, что школа в этот период фактически оказалась без руководства. В ноябре 2017-го скоропостижно ушел из жизни директор, а новый постоянный руководитель назначен лишь в апреле 2018 года. В этот период обязанности руководителя исполняла замдиректора школы. И именно тогда полицией и Следкомом по Бурятии   установлено как минимум два факта насилия со стороны мальчика в отношении учеников школы.

Воспитатели регулярно направляли докладные записки исполняющей обязанности руководителя, однако должных мер не предпринималось (предлагалось, например, поставить его на учет в подразделение по делам несовершеннолетних или перевести на домашнее обучение).

Лишь когда  назначили нового директора и мать одного из пострадавших подростков сообщила ему, что забирает ребенка из школы и едет писать заявление в МВД, дело дошло до полиции.

Далее после нескольких публикаций в «Номер один» к расследованию подключился и Следком. Хулигана к этому моменту выселили из общежития, а летом решением Иволгинского райсуда направили в специнтернат. Безопасное пространство в СКОШИ-2 было восстановлено. Однако дать ход делу в отношении малолетнего насильника не удалось - тот еще не вступил в возраст привлечения к уголовной ответственности.

Ответственность легла на исполнявшую обязанности руководителя организации, допустившего данную ситуацию.  В 2019 году ее отстранили от должности замдиректора школы в связи с возбуждением против нее уголовного дела по «злоупотреблению должностными полномочиями». В том же году дело передали в суд. Однако в связи с пандемией суд вынес приговор лишь в конце февраля 2021 года, приговорив ее к году условно и запретив занимать руководящие должности в течение одного года.

Обратно к детям

Экс-руководителя в итоге уволили как с поста замдиректора, так и с должности преподавателя технологии. С чем она категорически не согласилась. И даже обратилась в суд, требуя не только восстановить ее на работе, но и выплатить ей, во-первых, зарплату за время вынужденного прогула – более 80 тыс. рублей и компенсацию морального вреда – 500 тыс. рублей.

Суд первой инстанции отказал ей в иске, и тогда она  обжаловала это решение в Верховном суде Бурятии. Где рассказала, почему недовольна своим увольнением и считает его незаконным.

Во-первых,  заявила, что запрет занимать руководящие должности, по ее мнению, незаконный. И она продолжает обжаловать этот приговор, но уже в кассационной инстанции.

«…Была осуждена за совершение преступления небольшой тяжести с назначением дополнительного наказания, не предусмотренного законом. Ни в трудовом, ни в ином законодательстве нет понятия «руководящие» должности, которые суд запретил мне занимать в виде дополнительного наказания», - описывает суд ее позицию.

По ее мнению, такой запрет может касаться только должностей государственной или муниципальной службы. А запрета на педагогическую деятельность в приговоре вообще нет.

Конечно, представители СКОШИ №2 в суде возражали против требований бывшего руководителя. А что касается должности учителя технологии, то женщине посоветовали обратиться в комиссию по делам несовершеннолетних, чтобы получить согласие на работу с детьми.

Фемида непреклонна

Верховный суд, рассмотрев заявление, пришел к выводу, что оснований для ее восстановления на работе нет. И что юридические формальности, на которые женщина указывает, не умаляют того факта, что из-за нее пострадали дети.

«Вступившим в законную силу приговором Октябрьского районного суда Улан-Удэ установлено, что ее бездействие привело к нарушению прав малолетнего потерпевшего - воспитанника интерната. При этом из приговора следует, что умышленное преступное бездействие, а именно непринятие мер по предотвращению повторного совершения насилия одним из воспитанников, повлекло совершение последним общественно-опасного противоправного деяния в отношении еще одного воспитанника интерната», - говорится в решении.

Суд пришел к выводу, что обязанностью женщины была защита детей, а сокрытие фактов насилия – серьезный проступок.

«При таких обстоятельствах судимость за преступление, предусмотренное Уголовным кодексом РФ, исходя из его состава, объекта посягательства и квалифицирующих признаков, формально не дает ей права на занятие деятельностью в сфере образования несовершеннолетних».

Таким образом, Фемида в очередной раз оказалась не на стороне женщины, в определенной степени ответственной за насилие над детьми,  случившееся несколько лет назад в СКОШИ №2. Но интересно другое – на что  надеялась? В своих доводах она  не отрицает того факта, что из-за нее пострадали дети. В такой ситуации бороться за свои права и тем более добиваться должности в столь непростом образовательном учреждении – весьма странная позиция.

В любом случае от детей эту женщину оградили. И хочется верить, что в дальнейшем так оно и останется.

Станислав Сергеев, «Номер один».
Теги
школа

Читайте также

Житель Улан-Удэ взыскал с больницы компенсацию за смерть родственницы

Семья горожанина получит 400 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда

28.01.2022 в 18:17
В пик нагрузок на Улан-Удэнской ТЭЦ-1 восстановлена работа турбоагрегата № 6
Восстановление поврежденного аварией оборудования на ТЭЦ-1 произведено в кратчайшие сроки
28.01.2022 в 17:40
В Забайкалье прокуратура вступилась за бродячих собак
Прокуроры требуют увеличить финансирование работы с безнадзорными животными
28.01.2022 в 16:55
В Улан-Удэ росгвардейцы задержали вора-сладкоежку
Подозреваемому в краже шоколадной пасты 25 лет, он ранее судим
28.01.2022 в 16:12
Следующая новость
© 2012 — 2022
Редакция газеты GAZETA-N1.RU
Все права защищены.