14.04.2019
Униженные и оскорбленные
Что страшнее: когда бьют кулаками или убивают морально?

Психологическое насилие общество не расценивает как насилие. Ну оскорбляют человека, обижают, третируют - ничего страшного, это жизнь. Оттого эмоциональное насилие и процветает в обществе. Многие люди даже не осознают этого, им отчего-то тяжело дома или на работе, и причины этого неспокойствия они ищут в себе. О вреде психологического насилия, его конкретных проявлениях и опасности нахождения человека во «вредной» среде рассказывает кандидат психологических наук Игорь Бадиев.

Распознать насилие трудно

- Игорь Валерьевич, говорят, унижение – это самая сильная психологическая травма, так ли это?  

- Унижение – это одна из форм психологического насилия, которое в любом его проявлении разрушительно действует на личность человека и всегда наносит ущерб психологическому благополучию человека. Это факт. Проблема в том, что когда мы говорим о насилии над людьми, как правило,  представляем физическое или сексуальное насилие. Однако, если обратиться к квалификации Международной организации здравоохранения, существуют четыре вида насилия: физическое, сексуальное, психологическое (или эмоциональное) и пренебрежение нуждами.

Когда говорят о насилии, то часто имеют в виду именно два первых вида и забывают о психологическом и пренебрежении нуждами. Они выпадают из поля зрения общественности, из юридического поля, потому как эти виды насилия трудно доказуемы. 

Факт физического насилия доказать легко – нужно лишь снять синяки и побои. То же самое и с сексуальным. А вот доказать, что к тебе применяется эмоциональное насилие, очень сложно. Люди в принципе очень мало знают об этом виде насилия и в большинстве случаев даже не могут его распознать. По большей части мы сталкиваемся с ситуацией, когда человек подвергается эмоциональному насилию, но он об этом не знает. Он не квалифицирует эти действия как насилие. 

- Не осознает?

- Он понимает, что ему плохо, но почему – не отдает себе в этом отчета. Не знает, что является источником его состояния. Очень часто человек начинает искать причины в себе. Хотя, по сути, он является жертвой эмоционального насилия.  

Любит или унижает?

- В каких случаях мы можем говорить, что по отношению к нам применяется эмоциональное насилие?

- Наиболее распространенный способ психологического насилия – это угрозы. Они достаточно хорошо детектируются. Все мы знаем, что такое угрозы и шантаж, и в той или иной степени можем этому противостоять.

Другое дело, оскорбление и унижение - систематическое негативное оценивание личности и ее деятельности. В обыденном языке мы говорим об оскорблениях и унижениях, но что такое оскорбление и унижение - не очень понятно. То есть если я назову вас дураком, будет ли это оскорблением? Если вы оскорбитесь, то да, а если нет, видимо, нет. Унизило вас это или нет – ваше субъективное мнение.  

Насилие, в отличие от оскорбления, несубъективно: оскорбиться или нет - дело каждого. Одних оскорбляют одни вещи, других - другие. Однако в том случае, когда человек систематически негативно оценивает личность и/или деятельность другого человека, то это психологическое насилие. Допустим, негативно оценивает его умственные способности. И это проявляется не столько в прямых оскорблениях, типа ты дурак или идиот, сколько в косвенных. Например, «эта задача тебе не по зубам», «я думаю, что ты этого не сможешь», «все, что ты делаешь - плохо» — это психологическое насилие. 

Оскорбления мы хорошо осознаем и понимаем, а вот когда происходит негативное оценивание деятельности или личности, не всегда можем определить.

Например, одному из супругов плохо в браке, он чувствует себя униженным, ему тяжело, а почему так скверно в паре, понять не может. Представим, что один из супругов (мужчина это или женщина, не важно) относится к своей половинке, на первый взгляд, прекрасно: не оскорбляет ее, руку не поднимает, но относится как-то снисходительно-пренебрежительно. Даже в каком-то плане настолько снисходительно, что со стороны может показаться, что он заботится о супруге. К примеру, он все делает за свою жену, не позволяет ей решать вопросы семьи и прочее. Жене бы радоваться, а ей плохо. 

Почему она так несчастна? Потому что ее деятельность систематически негативно оценивается. Почему муж не дает ей ничего делать? Потому что она, по его мнению, на это неспособна. Казалось бы, все в семье благополучно, но по своей сути это есть ни что иное как проявление психологического насилия. Или другой пример, жена не позволяет мужу оплачивать коммунальные платежи, сама всегда ходит в магазин, решает, куда они пойдут с семьей, в какую школу отдадут ребенка.  

Двойка за двойкой

Если копнем поглубже, за этим внешним благополучием семьи увидим, что супруг систематически негативно оценивает деятельность своей половины. А за этим стоит не столь явное, но негативное оценивание личности: «Ты такой никчемный, бесполезный, и если бы не я, неизвестно, что бы с тобой было». Это в чистом виде насилие.  

По сути, и кухонный боксер, который применяет физическую силу к своей супруге, и сверхзаботливый муж, который не позволяет своей жене проявлять никакую инициативу, делают одно и то же. Они оба применяют насилие, и оба – домашние тираны. Просто у одного это имеет грубую физическую форму, а у другого – изощренную эмоциональную. 

- Такое отношение можно назвать унижением?

- Это, безусловно, унижение, но не явное, не связанное с прямым оскорблением. Поэтому жена и будет чувствовать себя униженной, а почему – объяснить даже себе не сможет. Ведь он не обижает, не оскорбляет ее напрямую. Она ищет причины в себе и постепенно и сама начинает верить, что ни на что неспособна. 

Или, например, в школе мы можем наблюдать подобные вещи, когда откроем журнал и увидим у ребенка сплошь одни двойки по предмету. В этом случае мы можем уверенно сказать, что учитель систематически негативно оценивает ребенка. 

- А если ребенок и правда так плохо учится и это объективные оценки его знаний?

- Никто не может учиться на одни двойки, потому что людей, которые ни с чем не справляются, в принципе не бывает. Если человек способен к научению, а любой живой организм к этому способен, то у него всегда есть какая-то динамика. 

- Интересно, ведь ни учителя, ни родители ребенка не воспринимают эту ситуацию как психологическое насилие?

- Да, совершенно не воспринимается. Хотя это даже страшнее, чем оскорбления и прямые унижения.

Самая изощренная форма

Другая форма эмоционального насилия - это систематический отказ в положительном оценивании деятельности или личности. Не путать с систематическим негативным оцениванием. Это гораздо более изощренная форма эмоционального насилия, очень часто тесно связанная с безразличным, эмоционально-холодным отношением. 

Например, рассмотрим отношения работодателя и подчиненного. Начальник требует от подчиненных выполнять свою работу хорошо. Естественно, когда она выполняется плохо, следует наказание, порицание, в общем, какая-то ответственность. И это нормально. 

Но работа не может выполняться все время плохо. Если начальник все время оценивает работу только на «два», даже если она выполняется хорошо, то это сразу бросается в глаза и говорит, что здесь явно что-то не то с ним. 

А если за плохо выполненную работу он ругает, а хорошо сделанную никак не оценивает? К примеру, говорит: «… и что, ты теперь медаль ждешь?». Он предполагает, что хорошо выполненная работа – это норма и она не должна поощряться. Это также есть форма эмоционального насилия.

Когда человек приложил усилия и выполнил свою работу хорошо, он ждет ответной реакции, положительной оценки (а мы ее в той или иной степени всегда ждем). За плохую получает, а за хорошую нет. Опять то же самое чувство униженности: тебя не оценили, унизили, в душу наплевали. В результате это наносит человеку ущерб, может быть, даже в большей степени, чем постоянная плохая оценка. Поскольку, если постоянное негативное оценивание способно привести к бунту, то отказ в оценивании приводит к отказу от деятельности. 

Осознать, чтобы защититься

Если меня все время плохо оценивать, даже когда знаю, что делаю хорошо, в какой-то момент могу сказать: «стоп, хватит, пойду туда, где меня будут оценивать хорошо. Тут явно что-то с начальником не так, и я ухожу от этой ситуации». Когда же происходит отказ от положительного оценивания, насилие труднее определить и осознать его, потому что ты сделал хорошо, но не получил никакой оценки и не понимаешь: «А я достиг успеха или нет? Правда, мне теперь медаль вешать, что ли?». Это состояние приводит к тому, что человек остается в этой ситуации и его активность в деятельности угасает. Для того, чтобы взбунтоваться, в этом случае меньше поводов, ведь человек не осознает, что к нему применяют насилие. 

Этот пример касается как детей, так и взрослых, всех человеческих отношений. Эти формы психологического насилия очень сильно распространены. К сожалению, то, что мы не знаем, что это является насилием, делает их наиболее опасными. Когда знаем, что по отношению к нам применяется насилие, мы можем ему противостоять и отстоять себя. А если не знаем, что на нас нападают, то не можем защититься и   встать в стойку. 

Беседовала Любовь Ульянова, «Номер один». 
Вопросы психологу вы можете задать по адресу: pismo77@inbox.ru
Фото: pixabay.com 
^