18.01.2020
В Бурятии бизнесмены берут зэков "в аренду"
Так они экономят на рабочей силе

В России использование заключенных в качестве рабочей силы стало традицией. Сейчас, впрочем, объемы выполняемой зэками работы  на порядок ниже, нежели несколько десятилетий назад. Тем не менее  рынок тюремной рабочей силы развивается и начинает понемногу привыкать к новой экономической реальности. Теперь, к примеру, заключенные работают не только на государство, но и на частный бизнес, который   относится к такому способу оптимизации расходов несколько настороженно.

«Добровольцы» без выбора

Тот факт, что в Бурятии заключенные трудятся на территории колоний, давно известен. Они занимаются производством и даже получают за это какие-то деньги. Однако в последнее время законодатели все чаще задумываются над тем, как бы сделать труд осужденных максимально масштабным и эффективным. Уже с этого года вступают в силу новые правила, касающиеся трудоустройства зэков за пределами колоний. Но о них чуть позже. Сначала разберемся с теми, что уже зарекомендовали себя в последние годы.

Схема такова: УФСИН Бурятии заключает соглашения с частными организациями о предоставлении рабочей силы из числа заключенных на выездные объекты. На сегодня, по информации ведомства, действует шесть таких соглашений. В течение прошлого года, помимо этого, были соглашения с крестьянско-фермерскими хозяйствами – заключенных отправляли на сезонные работы.

- На выездных объектах постоянно привлечено около 60 осужденных, в летний период - до 110, с учетом текучести за год привлекается около 320 осужденных, - сообщили нам в УФСИН по Бурятии. - Им ежемесячно выплачивается заработная плата не менее МРОТ, с учетом отчислений на погашение имеющихся у них исковых обязательств.

Может ли осужденный отказаться от таких работ? Вряд ли. По крайней мере, без уважительных причин.

- Каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений. Администрация исправительных учреждений обязана привлекать осужденных к труду с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и по возможности специальности, а также исходя из наличия рабочих мест, - сообщили нам в ведомстве.

«Откосить» не получится

Заключенные привлекаются к труду в центрах трудовой адаптации осужденных и в  производственных (трудовых) мастерских исправительных учреждений, на федеральных государственных унитарных предприятиях уголовно-исполнительной системы. А также в организациях иных организационно-правовых форм, расположенных как на территориях исправительных учреждений, так и вне их, при условии обеспечения надлежащей охраны и изоляции осужденных.

- В рамках соглашений осужденные выполняют работы, не требующие высокой квалификации. К таким видам относятся погрузочно-разгрузочные работы,   уборка территорий, полив зеленых насаждений, уборка, помывка, покраска помещений, фасовочные, полевые сельскохозяйственные работы, - сообщает УФСИН. И добавляет, что, помимо этого, «заключенные могут пройти обучение и освоить новые специальности - такие как пекарь, повар, швея, обувщик по ремонту обуви, электросварщик ручной сварки, машинист кочегар котельной, электромонтажник, столяр строительный, каменщик».

Конечно, просто выпустить заключенного под его честное слово  и надеяться, что он самостоятельно доберется до места работы и будет усердно выполнять свои обязанности,  не вариант. 

- На выездных объектах осужденные находятся под постоянным надзором сотрудников отдела безопасности, - пояснили нам в УФСИН. - Отказ от работы или прекращение работы является злостным нарушением установленного порядка отбывания наказания и может повлечь применение мер взыскания и материальную ответственность.

При этом организация,   решившая воспользоваться услугой «зэк на час» (или на месяц), должна, во-первых, обеспечить таких работников горячим обедом, а также предоставить транспорт до места работы и обратно в колонию.

Утром - зэки, вечером - деньги

Очевидно, рабочая сила предоставляется небесплатно. Насколько прилежно в финансовом плане ведут себя частные компании, решившие воспользоваться рабочей силой из колоний? УФСИН Бурятии уверило нас, что «за 2019 год нарушений соглашений/договоров со стороны организаций/предприятий, на которых работали осужденные, не было допущено».

Однако на сайте Арбитражного суда мы обнаружили несколько решений по искам исправительных колоний к частным организациям. Одно из них вынесено в конце декабря прошлого года. «Колония-поселение №3 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Республике Бурятия» требовала взыскать с сельскохозяйственного производственного кооператива «Газар» 113 861 рубль 45 копеек неустойки по договору о подборе и предоставлении рабочей силы из числа осужденных от 14.06.2019. Иск, к слову, удовлетворили.

Еще одно решение арбитраж вынес в марте прошлого года. Тогда истцом выступила «Исправительная колония №1», а ответчиком – крестьянское (фермерское) хозяйство под руководством некого гражданина Будаева. Он задолжал более 60 тыс. рублей по контракту о подборе и предоставлении рабочей силы из числа осужденных. Это дело, подведомственное УФСИНу, учреждение тоже выиграло.

С одной стороны, два случая за год – не так уж и много. С другой - в процентном соотношении (учитывая шесть постоянных соглашений) получается существенно. Сохранится ли тенденция слабой платежной дисциплины, если «сдача в аренду» заключенных встанет на поток? Ведь у федеральных чиновников на этот счет большие планы.

Филиалы колоний

Так, уже с начала этого года в России разрешено открывать общежития для заключенных при предприятиях, где они будут работать. Фактически  частным организациям позволили открывать на своей территории мини-филиалы исправительных учреждений. Такие правки в прошлом году были внесены в Уголовно-исполнительный кодекс РФ. Они касаются примерно 10 тысяч заключенных, осужденных к принудительным работам.

Причиной такого решения стало беспокойство законодателей относительно убыточности уголовно-исполнительной системы в стране. Так, по словам сенатора Дмитрия Шатохина, ежегодный убыток от содержания заключенных составляет 60 млрд рублей.

На 1 июля 2018 года в 123 колониях-поселениях отбывали наказание примерно 33,3 тыс. осужденных. Около трети из них не трудоустроены, приводили данные эксперты.

Новое правило, по мнению законодателей, может заинтересовать предприятия, которые хотели бы использовать труд заключенных, но находятся слишком далеко от колоний. К примеру, какое-нибудь предприятие по добыче ископаемых, находящееся в районе, может построить такой филиал исправительной колонии  и с минимальными затратами использовать труд заключенных  вместо высокооплачиваемых вахтовиков.

Выйдет ли «аренда» заключенных на новый уровень популярности среди бизнеса Бурятии, пока непонятно. С одной стороны, выглядит прибыльно. С другой - предприниматели по большей части боятся связываться с государством. Ведь любой жест доброй воли со стороны власти чреват излишним вниманием, проверками, отчетами и прочими бюрократическими прелестями.

Станислав Сергеев, «Номер один».
^