01.08.2020
В Бурятии 96-летняя бабушка уже много лет ждет квартиру от государства
Внучка вдовы ветерана опасается, что женщина может просто не дождаться своих квадратных метров

Мария Георгиевна Рачко, вдова ветерана Великой Отечественной войны, инвалид 1 группы, труженик тыла, ветеран труда проживает в городе Закаменске со своей внучкой и правнуком и стоит в очереди на улучшение жилищных условий. Внучка вдовы ветерана опасается, что бабушка может просто не дождаться своих квадратных метров.

Добывала вольфрам

В редакцию «Номер один» обратилась Елена Москвитина – ближайшая родственница Марии Георгиевны. Недавно женщина записала видеообращение к чиновникам, где рассказала о том, как в течение восьми лет пыталась получить для бабушки жилье от государства, но ничего из этого не вышло.

Мария Георгиевна Рачко родилась в 1924 году в селе Хулдат Джидинского района. В конце 30-х годов переехала вместе с семьей в Закаменск, в те годы это был поселок городского типа Джидастрой. Когда началась война, пошла работать на Джидакомбинат.

- Я трудилась на вольфрамовом заводе, добывали там металл для строительства самолетов и танков. Сушили вольфрам, насыпали в мешочки, грузили и отправляли. А война все не кончалась, никто не знал, сколько еще она продлится. В 1944 году нас учили на снайперов - мы стреляли из винтовки, ползали по-пластунски... После войны пошла работать учетчиком в военкомат, потом в автобазе работала в транспортном цеху. Всего 42 года проработала. С транспортного цеха ушла на пенсию, - рассказывает Мария Георгиевна о себе.

Свою судьбу   связала с Иваном Антоновичем Рачко и переехала в Красноярск. В начале 70-х женщина вернулась на родину – не сложились отношения со свекровью, однако с супругом она не разводилась. В 1973 году Иван Антонович умер. 

Докажите, что вдова

В дальнейшем Мария Георгиевна проживала в Закаменске со своей дочерью, жилье они снимали, на собственное деньги скопить никак не удавалось. В 2011 году в Закаменск решила переехать внучка Марии Георгиевны Елена Москвитина. В 2012 году Елена решила поставить бабушку на очередь на жилье как инвалида I группы. Елена говорит, что бабушка на инвалидности давно, с 2005 года. У Марии Георгиевны очень плохо со зрением – один глаз не видит полностью, на другом  также очень сильно снижена острота зрения. Плюсом к слепоте у вдовы ветерана множество других заболеваний.

В администрации Закаменска на очередь поставили, однако сказали, что жилье ждать бессмысленно – в районе ничего не строится.

- Мы на тот момент жили вчетвером – бабушка, моя мама, я и мой сын в двухкомнатной квартире на 47 квадратных метрах. Нас признали малоимущими. Когда мне сказали, что жилья мы не дождемся, так как труженики тыла не имеют права на первоочередное получение квартиры, я решила попытаться поставить Марию Георгиевну на очередь как члена семьи умершего участника ВОВ, однако очень долгое время не удавалось собрать нужные документы, - вспоминает Елена. 

Во-первых,   утеряно свидетельство о смерти Ивана Антоновича. Также отсутствовали документы, подтверждающие, что супруг Марии Георгиевны действительно воевал. 

- У нас  в военкомате нашли только данные его учетной карточки, сама карточка   уничтожена в связи с выбытием в город Красноярск. Совет ветеранов дал справку, что Иван Антонович призывался в 40-ю войсковую часть, но назначение войск в ней не   указано. Поиски привели меня на сайт Министерства обороны, пыталась связаться с архивом министерства в Подольске, но не смогла туда даже дозвониться. Пыталась узнать через советы ветеранов, Книгу памяти, но ничего не нашла. А в этом году мы вновь обратились в военкомат,   там посоветовали обратиться в информационный центр МВД России,   оттуда и пришла вся информация. Сделали также запрос в Санкт-Петербург, в госпиталь для ветеранов войн,  -  пришел ответ о ранениях. Восстановили  и утерянное свидетельство о смерти, - перечисляет наша собеседница препятствия на пути к подтверждению статуса члена семьи ветерана ВОВ.

17 апреля 2020 года Мария Георгиевна получила удостоверение члена семьи умершего участника Великой Отечественной войны. Елена воодушевилась и решила, что бабушке вот-вот дадут сертификат на жилье. Ведь ей говорили, что как только семья сможет доказать родство и то, что Иван Антонович действительно воевал, вдова ветерана сразу получит свои квадратные метры.

Однако семью Рачко снова ждали препятствия и волокита. Елене пришлось вновь собирать пакет документов для постановки бабушки на очередь, ждать, когда изготовят нужные справки. Процесс затянулся из-за эпидемии коронавируса, бумаги женщина собирала больше месяца. 

Денег на жилье нет

Елена Москвитина была крайне удивлена, когда в Закаменской администрации ей сказали, что федеральная программа по обеспечению жильем ветеранов свернулась и больше не действует. Такой же ответ она услышала в Минсоцзащиты. Как оказалось, сертификат на покупку квартиры не выдается сразу после подтверждения льготного статуса. 

- 26 мая 2020 года Марию Георгиевну Рачко   включили в Единый сводный список по Республике Бурятия ветеранов Великой Отечественной войны на предоставление мер социальной поддержки по  обеспечению жильем. В Минстрой России министерство направило заявку о выделении дополнительных средств для обеспечения жильем вдовы ветерана. Вопрос о предоставлении Марии Георгиевне единовременной денежной выплаты на приобретение жилого помещения   рассмотрят на заседании жилищной комиссии министерства при поступлении финансирования из федерального бюджета. До настоящего времени средства из федерального бюджета не поступали, - сообщают в Минсоцзащиты. 

Елена говорит, что устала ждать того момента, когда Мария Георгиевна наконец получит квартиру. Бабушке 96 лет, и женщина опасается, что та просто не доживет до того дня, когда ей выдадут сертификат… 

- У нас сейчас квартира на четвертом этаже. В прошлом году у Марии Георгиевны отказали ноги. Можно было   выкатывать ее на прогулки, если бы жилье находилось на первом этаже, а так она все время дома. Я обратилась к главе Бурятии, в прокуратуру, к депутату Народного Хурала Леонтию Красовскому, написала Владимиру Путину. Бабушка стояла в очереди как инвалид восемь лет, а теперь еще столько же ждать? – с отчаянием восклицает внучка ветерана войны.

Обещание ликвидировать «ветеранскую» очередь впервые прозвучало от президента России Дмитрия Медведева еще в 2008 году. 7 мая 2008 года он подписал указ, согласно которому нуждающиеся в новом жилье ветераны должны были получить его к 65-летию Победы. Правда, речь тогда шла только о ветеранах, вставших на очередь до вступления в силу Жилищного кодекса в 2005 году. По официальным данным, на тот момент в очереди стояло 55 тыс. ветеранов. 

По данным Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства России по состоянию на 20 января 2020 года количество не обеспеченных жильем ветеранов Великой Отечественной войны составляет 220 человек, в том числе инвалидов и участников Великой Отечественной войны — 20 человек.

Будем надеяться, что в Минстрое России изыщут средства и Мария Георгиевна получит деньги на покупку квартиры в ближайшее время.

Лариса Ситник, «Номер один».
Фото из архива семьи Рачко
^