13.08.2020
Уволившийся полковник полиции Бурятии: «Система сгнила»
Бывший начальник следствия раскрыла изнанку правоохранительной системы

Бывший начальник следствия Улан-Удэ долго молчала о том, что творится в органах Следственного управления Бурятии. Но когда найти справедливости в судах не удалось,   решила рассказать правду. О том, как в городских подразделениях уголовные дела месяцами лежат без движения, как они теряются, как опытные и грамотные сотрудники бегут из системы, где руководство   погрязло в интригах и междоусобицах. Экс-сотрудница МВД даже направила свое обращение министру внутренних дел РФ Колокольцеву.
 
Забытые в сейфах

Полковник юстиции Эвелина Богданович прошла путь от рядового следователя до заместителя начальника Следственного управления по городу Улан-Удэ. В этом году, после 18 лет службы в органах, она решила уволиться. Полковник признается, такого беспредела в следственных подразделениях никогда раньше не было.

- Мне нечего скрывать, я со 100%-ной уверенностью могу заявить - следствия в Улан-Удэ нет. На сегодня ушли практически все опытные руководители, начальники следствия Джидинского, Кабанского, Бичурского, Прибайкальского районов. Они вынуждены  уйти на пенсию, потому что в сгнившей системе, полной хамства и издевательств, невозможно работать. Работа СУ сейчас заключается не в том, как расследовать уголовные дела, а в интригах. Я работала при трех руководителях, но никогда еще следствие так низко не падало, - заявляет Эвелина Богданович.

Обо всех нарушениях, имеющих место в подразделении, полковник написала в обращении к руководителю МВД России Владимиру Колокольцеву. Богданович даже записалась на личный прием к министру, но зайти и пожаловаться ему так и не решилась. Сотрудница оставила обращение к генералу и вернулась в Улан-Удэ. Позже этот документ из московского аппарата спустился в наше республиканское МВД, а Эвелина Борисовна получила по нему отписку – если вы с чем-то не согласны, обращайтесь с суд. И это несмотря на то, что     рассказала не только о том, как ей не давали работать многочисленными служебными проверками и нелепыми выговорами, но и о вопиющих нарушениях, выявленных лично ею в ходе работы, за что она же и была наказана.

Дело было так. В мае 2018 года Эвелина Борисовна ушла в очередной отпуск, после него попала в госпиталь, после окончания лечения вышла на работу лишь в ноябре. Начала проверять дела, и оказалось, что в подразделении следственного отдела Октябрьского района с апреля 2018 года уголовные дела сплошь уходили на дополнительное расследование.

- Я поехала в следственный отдел, экстренно провела планерку и пошла по кабинетам. Следователи открывали мне свои сейфы, доставали уголовные дела, я их проверяла. Оказалось, что по 48 уголовным делам сроки следствия искусственно продлевались. В итоге из-под стражи   освобождено порядка десяти обвиняемых. Каждое из этих уголовных дел включало от трех до десяти листов первоначально собранных материалов. С таким «набором» спустя три месяца волокиты никто не хотел выходить на продление сроков, ведь это чревато взысканиями, поэтому дела отправляли  якобы на дополнительное расследование. Так дело в долгах по статистике не пробивается. Выявив нарушения, я составила рапорт на имя начальника Следственного управления. Мне пришел ответ с резолюцией руководителя провести служебную проверку, - рассказывает экс-сотрудница полиции.

Примерно через неделю, когда служебная проверка была в самом разгаре, в разбирательство неожиданно вмешалась прокуратура,   запросившая эти же дела.

- Это потом выяснилось, что некто сфотографировал мой рапорт и скинул в прокуратуру РБ. Там назначили проверку, зная, что я тоже ее провожу. Это равнозначно тому, что по одному факту возбуждаются два аналогичных уголовных дела. 30 декабря я закончила проверку и направила ее в правовой отдел, но там   отказали в ее утверждении. Дескать, я не имела права ее проводить. В итоге мы передали результаты служебной проверки в Следственное управление, где ее концы затерялись, в то время как прокурорская проверка дала результаты.

Прокуратура пришла к выводу, что из 40 изученных уголовных дел, по которым допущена волокита, следственные действия по делам проводились только в первые два-три дня после возбуждения уголовного дела. При отсутствии объективных причин уголовные дела находились без движения от трех до 11 месяцев.

Четыре пропавших дела

В тот же период Богданович выявила еще одно шокирующее нарушение. При сверке она обнаружила, что в следственном отделе Октябрьского района за май, август и сентябрь 2018 года значатся как отправленные в прокуратуру и суд четыре дела, которых на самом деле нигде нет.

- Вызываю следователя, спрашиваю, где дела, - вспоминает Богданович. - Говорит, что помощник прокурора сначала ушла в отпуск и не отдала эти дела. Сейчас, дескать, вышла и вернула их на доработку, они у него дома. Я даю служебную машину и отправляю его вместе с одним из руководителей за делами. По приезде понимаю, что дел нет. Следователь рассказал, что еще в октябре вез дела на своей машине в прокуратуру. По дороге вышел в магазин, не закрыв дверь. И только у дверей  прокуратуры обнаружил, что рюкзака с уголовными делами нет. Удивляет то, что с того момента никто так и не выявил, что дела утрачены. Контроля за работой следователей, по сути, не было никакого.

О выявленном нарушении Эвелина Богданович доложила руководству в СУ МВД.  После столь плачевных результатов  в МВД Бурятии начался поиск виноватых. На эту роль определили саму Эвелину Богданович, занимающую пост начальника Следственного управления МВД России по Улан-Удэ. В отношении нее назначили служебную проверку.

«По результатам проведенной служебной проверки от 21.06.2019 года установлено, что Богданович Э.Б. недобросовестно относится к исполнению своих должностных обязанностей. Допущены нарушения, выразившиеся в отсутствии должного контроля за деятельностью подчиненных по организации работы и расследованию уголовных дел, в том числе повлекшие за собой утрату уголовных дел, нарушение разумных сроков и прав участников уголовного судопроизводства»,   отмечалось в материалах проверки.

В качестве наказания Эвелине Богданович объявили выговор и лишили премии в размере 180 тыс. рублей. Экс-сотрудница с этим не согласилась и обратилась в суд с иском к МВД Бурятии, требуя отменить выговор, вернуть ей премию и вдобавок выплатить 50 тыс. рублей в счет компенсации морального вреда.

Однако, рассмотрев материалы дела, суд первой инстанции Эвелине Богданович в иске отказал. Судья решил, что меры взыскания в виде выговора и лишения премии   применены в рамках закона. Это решение она обжаловала в Верховном суде Бурятии, однако апелляционная инстанция оставила его без изменения.

- Я не согласна со всеми этими обвинениями в мой адрес. Верховный суд РБ   не последняя инстанция. Это уже дело принципа. Справедливость должна восторжествовать, - говорит   Богданович.

Один работает за пятерых

Эвелина Борисовна признается, что выговоры ни за что и служебные проверки – обычная для ведомства практика.

- Вместо того  чтобы работать и помогать людям, приходится постоянно защищаться. В марте 2017 года приказом СУ МВД по РБ мне   объявлен строгий выговор, основанием послужила служебная проверка  по  якобы  допущенным нарушениям учетно-регистрационной дисциплины. Я обжаловала это взыскание министру. Проверку по моему рапорту   поручили правовому отделу МВД по РБ,   подтвердившему незаконность наказания. Я подаю в суд. Суд отменяет незаконный строгий выговор, но с меня его снимают только спустя месяц, - делится Богданович.

Она вспоминает бредовую ситуацию, когда ее не отпускали в отпуск, чтобы успеть наказать по итогам очередной проверки и, как следствие, не дать заслуженное звание полковника. Богданович   вынуждена обратиться с жалобой в прокуратуру.

- Когда начальник УВД узнал об этом, то,  испугавшись административного наказания, позвонил и сказал: «Я сейчас позвоню министру, чтобы он разрешил мне дать вам отпуск». Я сомневаюсь, что министр был в курсе этих подковерных игр, он производит впечатление вменяемого, грамотного руководителя, - уверена Богданович.

Или другая ситуация. В прошлом году из-за болезни Эвелина Борисовна обратилась за помощью в гражданскую поликлинику, а потом узнала, что после ее ухода к врачу пожаловал…  сотрудник из отдела собственной безопасности. Он  якобы  по заданию министра должен   проверить, была ли Богданович на приеме и действительно ли она больна.

- Какое право имеет оперативник прикрываться именем министра и узнавать мой диагноз, это ведь врачебная тайна? Вместо того  чтобы работать и защищать людей, они занимаются ерундой.

По словам экс-начальницы, козни, распри и интриги начались в следствии со смены некоторых лиц в руководстве. По ее мнению, зависть и неумение руководить сделали работу подразделений невыносимой.

- Происходят массовые переводы сотрудников в другие подразделения республики, причем без согласования с непосредственным руководством. Так, с марта по сентябрь 2017 года из Следственного управления города по инициативе СУ МВД по РБ перевели около  25 специалистов, 5 человек в результате уволились, на тот момент это практически 30% находящихся в строю сотрудников следствия, а без учета руководителей и заместителей - все 50%. О сложившейся ситуации мы не раз докладывали руководителю СУ МВД по РБ, но он это игнорировал, - рассказывает экс-начальница следствия.

По словам Эвелины Борисовны, сотрудников, результаты работы которых считались лучшими в подразделении, она не раз выдвигала на вышестоящие должности. Но все ее предложения заворачивались. В итоге следователи, понимая, что их труд не оценивается руководством, увольнялись по выслуге лет  либо переводились в другие подразделения. Таким образом, считает Богданович, произошло полное омоложение коллектива СУ   Улан-Удэ. К сожалению, ушли самые квалифицированные и опытные кадры. Получилось так, что сейчас лейтенант учит работать лейтенанта.

- В ноябре 2018 года в строю СУ   города находилось 79 человек (менее 50%) из положенных 162 по штату. В каждом городском районном подразделении  из 41 сотрудника по штату с нагрузкой 300-600 уголовных дел  находилось 15-19 сотрудников. Представьте, один следователь выполняет работу трех, а порой и пяти следователей. Это огромные объемы. Данные о некомплекте сотрудников следствия намеренно занижаются, - рассказывает Богданович.

Еще несколько лет назад подразделения следствия считались элитой МВД, сейчас о том времени приходится лишь вспоминать.

- Очень люблю свою работу, я, так сказать, следователь до мозга костей, но мне не дали работать, - сетует полковник. - Жалко молодых сотрудников, им не у кого учиться, потому что грамотные следователи бегут без оглядки. Жаль тех, кто не может уйти  и вынужден подстраиваться под интриги. Не нужны руководству профессионалы с опытом, им необходимы сотрудники, кто будет им улыбаться, заглядывать в рот и делать комплименты. Приди новый руководитель, ему и целого года не хватит, чтобы навести порядок в следствии и вернуть все на свои места. Нужно что-то менять в системе, так работать нельзя.

Любовь Ульянова, «Номер один»
Фото: «Номер один»
^