17.09.2020
Москвичка приехала в Бурятию за сыном, а попала в дурдом
Женщину незаконно принудительно лечили от шизофрении вместе с душевнобольными

Жуткие коридоры больницы, смирительные рубашки, зарешеченные окошки, сильнодействующие уколы - все это мы привыкли ассоциировать в контексте с неадекватными, психическими больными и буйными пациентами. А что если любой из нас может оказаться на месте пациента «психушки»? И целый месяц пролежать в палате с настоящими психбольными. Представьте хотя бы на миг, каково это. Татьяна Колесникова (фамилия изменена) уверяет, что оказалась именно в такой ситуации.

Семейная драма

Адвокат Елена Севергина за время своей работы слышала много разных историй, но то, что ей поведала Татьяна, мягко говоря, повергло ее в шок.

Татьяне Колесниковой 38 лет, она практикующий московский психолог с тремя высшими образованиями, в том числе имеет диплом с отличием по специальности «клиническая психология». Постоянно оттачивает свои навыки, повышает квалификацию. Более того, она и сама помогает повысить квалификацию другим психологам. На странице в инстаграме можно увидеть многочисленные сертификаты и грамоты, а также фотографии со знаменитостями, например, с Юлией Высоцкой - с ней Татьяна тесно работает.

Но от проблем в личной жизни не застрахован никто, даже психологи. В семье Колесниковых случился разлад, супруги разошлись мирно, без скандалов. По решению суда единственный ребенок – 11-летний сын – должен был остаться жить с мамой. Отец был не против.

В 2019 году бывший муж Татьяны уехал в Бурятию, где ему предложили работу. Вскоре он попросил Татьяну отдать сына на время летних каникул, мол, покажет ему Байкал, они вместе отдохнут. Конечно, мать мальчика была согласна. Однако вскоре бывший муж Татьяны прервал с ней связь, перестал отвечать на звонки и сообщения. Через общих знакомых или родственников мать узнавала хоть какую-то информацию о сыне. В мае 2020 года Татьяна приехала в Бурятию, чтобы забрать ребенка. Она временно сняла квартиру недалеко от места жительства бывшего мужа и сына. Вела переговоры с экс-мужем, общалась с сыном. Но когда купила билеты на двоих с ребенком и показала их бывшему мужу, грянул гром. Между бывшими супругами вспыхнула ссора, с этого момента дверь Татьяне уже никто не открывал. Отец ребенка вновь прервал с ней связь, заблокировав ее везде.

Татьяна каждый вечер приходила в подъезд и ждала, когда отец с сыном вернутся домой, чтобы все обсудить. Другой возможности как-либо связаться с бывшим мужем у нее не было. Понятно, что не всем соседям гостья нравилась. Кто-то входил в ее положение и даже сочувствовал. Так, один из соседей выносил ей стул, чтобы Татьяне было легче ждать. Но одна пожилая соседка страшно раздражалась по этому поводу. Именно эта женщина, как считает адвокат Елена Севергина, и стала впоследствии невольной причиной того самого кошмара, который пришлось пережить Татьяне.

Роковая соседка

Соседка не раз говорила Татьяне, что ей не нравится присутствие постороннего человека в подъезде. А в один прекрасный день разозлившаяся женщина и вовсе решилась на кардинальные меры. По ее вызову приехал полицейский наряд.

- Как рассказала мне Татьяна, полицейские проверили ее документы, у нее все было при себе. Потом начали хамить, выгонять из подъезда. Женщина в ответ заметила, что она не нарушает ничего, просто ждет сына. После чего полиция вызвала в подъезд бригаду скорой помощи, - говорит Елена Севергина.

Из заявления в полицию жительницы дома следовало, что Татьяна Колесникова «проживает в подъезде на протяжении двух недель, создает дискомфорт, не следит за собой, жильцы ее опасаются». Хотя в беседе с адвокатом Татьяна сказала, что в подъезде никогда не ночевала. Не говоря о том, что она всегда опрятно одевалась и при себе имела айпад и дорогой мобильник, изъятые у нее в больнице.

Дальше – больше. 12 июля 2020 года Колесникову доставили в психиатрический стационар РПНД бригадой скорой помощи. На следующий день врачебная комиссия вынесла заключение о необходимости пребывания Колесниковой в психиатрическом стационаре. В заключении врачебной комиссии указано, что Татьяна Колесникова страдает психическим расстройством в стадии обострения: «Острое полиморфное психотическое расстройство с симптомами шизофрении с нарушениями поведения. Параноидный синдром. Состояние мутизма». Кроме того, в заключении указано, что имеется «высокая возможность совершения действий, опасных для себя и окружающих».

На основании каких фактов врачи сделали вывод, что Татьяна не просто больна, но еще и представляет угрозу для себя и общества, нам непонятно. Никаких скандалов, драк или истерик Колесникова не учиняла, да и полиция обязательно бы зафиксировала в своем рапорте такие вещи.

В нашей стране по закону принудительная госпитализация психбольного в стационар возможна только по решению суда. В данном случае районный суд удовлетворил административный иск больницы. Отметим, что в том же самом документе не раз фигурируют слова соседки, и создается такое ощущение, что диагноз и решение суда словно опираются на ее показания. Хотя даже эта женщина, обратившаяся в полицию, ни разу не обмолвилась о том, что Татьяна вела себя агрессивно, истерила или на кого-то накидывалась. Словом, совершала что-либо неадекватное (помимо своего нахождения в подъезде).

Так или иначе суд иск больницы удовлетворил. И Татьяну тут же принялись лечить.

- В суде первой инстанции в просительной части о незамедлительном лечении никто не просил. Там было лишь указано требование о недобровольной госпитализации пациентки. Но Татьяну почему-то сразу стали лечить мощными препаратами, - недоумевает адвокат Елена Севергина.

Спустя месяц Верховный суд РБ отменил решение районного суда, видимо, также удивившись скоропостижной передаче псевдобольного в руки санитарам психушки. Веских оснований для госпитализации Татьяны Верховный суд также не увидел.

«В заключении врачебной комиссии РПНД не приведены конкретные факты, свидетельствующие о том, что Колесникова представляет непосредственную опасность для себя или окружающих либо неспособна самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности», - гласит решение суда.

«Оснований для госпитализации Колесниковой в недобровольном порядке не установлено, поэтому судебная коллегия отменяет решение районного суда» - к такому выводу пришел Верховный суд Бурятии.

В одной палате с психбольными

По словам адвоката, на суде Татьяна, услышав решение суда, зарыдала. Она дала устное согласие адвокату на то, что в дальнейшем хочет подать гражданский иск на возмещение морального и материального вреда с больницы, куда ее положили и лечили незаконно. Но попросила дать ей время, чтобы прийти в себя. Татьяна уехала домой, в Москву, пообещав вскоре позвонить адвокату. Пока все ее телефоны выключены. И понять такую реакцию можно. Ведь в последнее время она уже почти не надеялась вырваться из больничного заточения.

- Я не представляю, что ей пришлось пережить. Она говорила мне: «Я и правда там чуть не сошла с ума». После всех этих лекарств у нее появились проблемы с речью. Еще Татьяна рассказывала, как ей было сложно находиться в одном помещении с реально психически больными людьми. Как ей запрещали вставать с кровати, кололи сильнодействующими препаратами в ответ на просьбы отпустить ее домой. Это просто ужасно, - рассказывает Елена Севергина.

Тем временем в Минздраве Бурятии не считают, что были в чем-либо неправы или нарушили закон. Медики по-прежнему уверяют, что Колесникова была на момент госпитализации серьезно больна и проведенное лечение пошло ей лишь на пользу.

- Согласно порядку оказания психиатрической помощи, а также федеральному закону о психиатрической помощи, у нас госпитализация в стационар может быть проведена либо на основании добровольного согласия пациента, либо в недобровольном порядке (через суд), если происходит госпитализация по экстренным показаниям. То есть если пациент может оказать какое-либо воздействие на соседей либо представляет угрозу обществу. В случае с Колесниковой были поданы все документы в суд, и суд признал, что госпитализация обоснована. Пациентка целый месяц проходила лечение. На фоне лечения она получила положительную динамику, - прокомментировали ситуацию в Минздраве Бурятии.

И вновь мы услышали доводы о соседке…

- Была ли угроза обществу? Соседи, наверное, не просто так вызвали полицию. Что касается апелляции в Верховном суде, так месяц уже прошел. Сейчас сложно об этом говорить, лечение уже пройдено. И диагноз, который ставят врачи-психиатры, могут поставить только специалисты, мы не можем им не доверять, - считают в пресс-службе Минздрава Бурятии.

Однако адвокат Елена Севергина уверена – налицо не просто ошибка, а, по сути, издевательство как над здоровьем, так и над человеческим достоинством женщины, закрытой в стенах психбольницы без каких бы то ни было веских оснований.

- Отмечу, врач, участвующий в суде первой инстанции, говорил, что, «по его субъективному мнению, ее не обязательно закрывать». Также важно, что Татьяна ранее на учете в психдиспансере не состояла, соответствующего лечения никогда не проходила. Удивительно, что дипломированному московскому психологу в течение 38 лет никто не ставил диагноз «шизофрения», а наши бурятские врачи вдруг поставили. По сути, это значит, что никто из нас не застрахован. Любого можно просто так взять и поместить в психбольницу. К примеру, если ты поссоришься с соседкой или не угодишь местному участковому. А если бы мы не подали апелляцию и Татьяну «лечили» не месяц, а полгода? Что бы с ней там произошло? Хотя и этот месяц нахождения в стенах психдиспансера был для Татьяны настоящим адом. Безусловно, мы будем подавать иск в суд о возмещении морального и материального ущерба моей подзащитной, - подытоживает адвокат.

Василиса Шишкина, «Номер один».
Фото: pixabay.com
^