22.02.2021
Чем Бурятии грозит объединение Центра медицины катастроф и станций «скорой помощи»
Глобальная реформа проходит по всей стране, в том числе и в нашем регионе

Ранее процедуру планировали завершить до начала 2021 года, однако коронавирус перевернул многие планы. В Бурятии объединение планируют начать все-таки уже в этом году. Как считают в Министерстве здравоохранения России, это позволит улучшить качество экстренных медицинских услуг. В частности, у упомянутых медучреждений появится единая диспетчерская служба. Однако далеко не все разделяют оптимизм чиновников.

Молчание Минздрава

Тем не менее на днях в интернет-пространстве Бурятии появился неоднозначный пост с критикой предстоящего объединения. Сообщение опубликовали в социальной сети в сообществе «Аноним 03».

– У нас грядет реорганизация. Кто-то предложил объединить медицину катастроф со «скорой помощью». Зла не хватает! При таком раскладе медицины катастроф больше не будет. Мы – спасательная служба, а не эти ваши «ой, что-то у меня температура 37,2, а симптомов больше нет, и геморрой». «Головняки» с врачами по приему в больнице, отчет по каждому бинту и ампуле и прочей ереси. Мы не оказываем услуги, мы спасаем жизни. А они собираются централизовать прием вызовов, что означает увеличение отклика по времени на вызов. Представьте: случилась катастрофа – пока  дозвонятся до скорой (которая отвечает через раз, так как вызовов море), пока диспетчер примет вызов и передаст его бригаде, пока бригада среагирует. Это жизненно важные минуты, и они могут спасти чью-то жизнь! А они собираются гонять нас на обычные вызовы. Возмущен до глубины души. Да и не только я один, – написал в сообщении анонимный пользователь.

Ранее «Номер один» интересовался этим вопросом в Минздраве Бурятии. Где подтвердили, что реорганизация запланирована на текущий год.

 При возросших медико-социальных и юридических требованиях к качеству оказания медицинской помощи и ограниченности финансовых и материальных ресурсов объединение позволит оптимизировать работу, перераспределить функции между бригадами «скорой медицинской помощи» для более эффективного их использования и взаимодействия между собой. Повысит качество оказания скорой медицинской помощи.

В ответе добавлена короткая отписка, что единый центр медицины катастроф и «скорой медицинской помощи» республики будет являться координационным, информационным и аналитическим центром по оказанию скорой, в том числе скорой специализированной медицинской помощи и санитарной авиации. Единый центр будет использовать  общие силы и средства для оказания экстренной медицинской помощи как в режиме повседневной деятельности, так и в режиме чрезвычайной ситуации.

При этом на вопросы о том, какие риски существуют у данной процедуры и насколько возрастет нагрузка на работников медицины катастроф, в Министерстве здравоохранения Бурятии ответить нужным не посчитали. Отметим, что ответ на запрос редакции в министерстве готовили в течение месяца.

Что изменится?

В свою очередь, грядущее объединение оперативно прокомментировал главный врач территориального Центра медицины катастроф Вячеслав Тимкин. Он отметил, что на данный момент вопрос обсуждается на юридическом уровне, в связи с чем говорить о процессе реализации процедуры рано. А также, что концепцию объединения в нашем регионе уже создали в 2019 году и защитили в российском Минздраве. Кроме того, в ней учитываются территориальные особенности региона.

– Это, в первую очередь, требование Минздрава РФ и нормальное требование любого гражданина, в любом месте проживающего. Неважно, где человек живет, ему хотелось бы получать своевременно медицинскую помощь. Это основа нашей стратегии, которая уже защищена, и в этой политике она будет реализовываться. Пошагово планируется создание единого диспетчерского центра,  предполагающего  получение вызовов на «скорую помощь» по всей республике, чтобы в режиме онлайн все это можно было бы видеть и контролировать, – отметил Вячеслав Тимкин.

Как добавил главный врач, стоит напомнить, что  «скорая медицинская помощь»  – это не только те бригады, которые ездят под соответствующей подписью. Вся структура оказания скорой медицинской помощи имеет три направления: догоспитальной помощи, межгоспитальной и госпитальный период. На догоспитальном периоде, например, работают отделения станций медицинской помощи, бригады экстренного реагирования Центра медицины катастроф и другие. На межгоспитальном периоде осуществляется медицинская эвакуация из труднодоступных мест или из других медицинских организаций, где нет условий для оказания медпомощи какой-то части населения. В народе это называется «санитарная авиация». Эвакуация происходит не только в регионе, а также за его пределами. Следующий раздел – создание стационарного отделения скорой медпомощи, где находится наиболее тяжелая категория пациентов.

– Отталкиваясь от этого, сейчас идет внедрение программного продукта, на котором будет работать вся скорая помощь. Пока мы планируем его запустить в середине года в полном режиме функционирования на всю территорию. Естественно, нормальный продукт позволит нам и мониторить, и вести, и смотреть за всеми пациентами, – отметил Тимкин. – На базе этой программы будет создан единый диспетчерский центр, а затем уже пойдет объединение юридических лиц: Центра медицины катастроф со станцией «скорой помощи», потом присоединение к этому учреждению ряда подразделений «скорой помощи», находящихся вблизи города Улан-Удэ: в Тарбагатайском, Иволгинском, Заиграевском, Прибайкальском районах. Это будет одно юридическое лицо,   в своем арсенале имеющее большое количество выездных бригад. Плюс  перекроется межгоспитальный период в одной программе, и все вызовы, грубо говоря, станут приходить в одно место.

«Беспокойств нет»

Кроме того, Вячеслав Тимкин прокомментировал пост в социальных сетях. 

– Я считаю, что это написали не специалисты Центра медицины катастроф. Все здесь посмеялись над этим постом, потому что фактически изложено непрофессионально. Люди,  это написавшие, просто хотели какую-то волну пустить, потому что бригады «скорой медицинской помощи» – это наши формирования. В первую очередь мы их и привлекаем. И если сегодня они будут находиться в одном юридическом лице, границы муниципальных образований будут стерты, и готовность к ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций становится однозначно выше. И когда что-то случается,  например, пожар случился, однозначно ликвидация последствий, что на догоспитальном периоде, что на межгоспитальном, становится проще. Там еще была трактовка такая, что «мы будем бегать на температуру 37, пока кто-то гибнет». Это опять складывается от неграмотности того, кто  писал. Когда все имеющиеся бригады будут находиться в одном ресурсе и они правильно (как на других территориях и в регионах) распределят работу, соответственно, на такие вызовы отправятся неотложные и общепрофильные бригады. И если нет никакого смысла задействовать спецбригады, соответственно, нет и отвлечения ресурсов на непрофильный вызов, – утверждает Вячеслав Тимкин.

Помимо этого, Тимкин отметил, что нагрузка на медработников будет в пределах нормы. 

– Есть риск только один: в любом случае это материально и технически затратно. Но нам, грубо говоря, необходимы эти риски. Например, у нас, к сожалению, нет хорошего здания для этой службы. Там, где было бы все размещено и бригады могли  располагаться нормально. Еще раз повторюсь, как правило, у обывателей восприятие скорой помощи – это те машины «скорой помощи», которые они видят по городу.  А это грубейшее непонимание самого процесса.

Как добавил Вячеслав Тимкин, сами работники медицины катастроф по-разному отреагировали на грядущий процесс объединения.

– Люди хотят получать деньги и меньше работать. Конечно, они будут выходить из зоны комфорта, а потеря этого у любого человека всегда сопровождается какими-то психологическими моментами. Среди коллектива Центра медицины катастроф беспокойств нет. Единственное,  спрашивают, не упадет ли зарплата. В нашей стране люди, к сожалению, привыкли, если что-то происходит, то обязательно не в лучшую сторону. 
На сегодня пока неизвестно, как разрешится этот вопрос при объединении. Кроме того, главврач отметил, что кадровый состав врачей никто не затронет, на данный момент учреждения, наоборот, сталкиваются с недостатком медперсонала. Поэтому обычный режим работников медицины катастроф сильно не изменится, изменения коснутся по большей части формальных моментов.

– Однозначно никто не даст уменьшить оплату труда медикам. Вероятнее всего, преобразования коснутся административного аппарата – количество замов, возможно, уменьшится.   И, чтобы не увеличивалась нагрузка на медиков, должно вырасти количество выездных бригад, – добавил Тимкин.

В общем, чиновники уверяют, что все будет хорошо. Однако, судя по всему, определенные опасения в медицинских кругах все же имеются. Впрочем, сейчас судить еще рано: время покажет, как именно изменит бурятскую медицину грядущее объединение.

Надежда Бедолагина, «Номер один».
Фото: "Номер один"
^