Экономика кривых зеркал или почему король-то голый
Алдар Бадмаев

Рядовые наши граждане порой удивляются, почему на те или иные должности у нас назначаются малоизвестные люди. Никаких явных заслуг, успешного опыта, заслуженной репутации - и в "дамках". Наблюдая невиданные карьеры некоторых чиновников порой думаешь - ну вот они птенцы новой эпохи, новые реформаторы и будущие гении Перестройки! 

Однако проходит несколько лет и в сухом остатке оказывается все то же самое. А в результате - экономика региона стоит как вкопанная, демонстрируя лишь статистический рост, а на деле неумолимо теряя все созданное колоссальным трудом за советские десятилетия. В чем причины сложившегося кадрового тупика? В одном лишь трайбализме присущем титульной нации нашей республики, локальных кадровых ошибках или в нечто большем?

Стандартная логика предполагает, что на каждую позицию необходимо назначать наиболее способного и ответственного человека, имеющего необходимые знания, опыт, выработанные навыки для данной работы. Скажем, никому в голову не придет брать на работу спасателем человека не умеющего плавать. И в любой экстремальной ситуации, когда на кону стоят жизни людей, в главе ВСЕГДА оказываются лучшие профессионалы. От них - максимальная отдача, минимум ошибок, риска. Это одно из главных правил любой техники выживания и антикризисного управления. Иначе не бывает. 

Зато в мирные сытые годы, когда можно расслабиться, на смену критериям жесткой оптимальности экономики военного времени, приходят иные условия и правила игры. Уже не нужно идти вперед из окопов под вражеские пули. Мера ответственности резко падает и на первый план выдвигаются требования не общественной безопасности, а личной стабильности, не общей эффективности, а личной узкоперсональной полезности, не расширенного воспроизводства общих ценностей, а их личного их потребления и присвоения. Это сухая экономика, которая легко формализуется в формулах и считается одним пальцем на калькуляторах. 

Отсюда объективно проистекают, прежде всего, корни коррупции и рейдерских атак на независимый, но такой "вкусный" бизнес. Это просто форма личного потребления и присвоения общественных благ чиновниками и приближенными к ним лицами. Какой смысл добиваться любыми путями роста общественного благосостояния? Формально конечно - да, никто не спорит. Но по факту, отвечать чиновникам приходится по тем показателям и по тем законам, которые они же вкупе с депутатами сами себе же и нарисовали. 

Это в бывшем СССР или в современном Китае за итоги отвечали тоннами зерна и мяса в сельском хозяйстве и тысячами штук изделий выпущенных предприятиями. Наши чиновники давно уже перешли на относительные показатели в макроэкономической статистики, разные индексы прироста, которые всегда могут завуалировать для неосведомленного читателя истинную картину дел. При этом базой сравнения "почему-то" выступают годы максимального постперестроечного спада 90-ых, а не предреформенных 80-ых. 

Курс доллара сейчас резко вырос и величина поступления УУАЗа соответственно в разы в рублевом исчислении, но в натуральном виде-то все осталось также. То-есть мы как бы постоянно растем, и в лидерах России и Сибири по неким ключевым показателям, но почему-то промышленность при этом все падает и поля зарастают бурьяном. И от соседей мы отстаем все дальше и дальше. Да и как, в принципе, может расти промышленность, если почти все наши крупные предприятия давно уже умерли, а вместо них одни торговые центры с импортом?

Конечно, сложно в таких условиях говорить за реальные макаронные предприятия, тот же многострадальный "Макбур", поэтому мы рисуем себе макаронную промышленность Бурятии и переводим разговор в плоскость умозрительных псевдомакроэкономических терминов. Таким образом происходит ловкая подмена. Вместо конкретных проблем и цифр реальной экономической жизни в оборот вводятся абстрактные понятия макроэкономической псевдореальности. 

Дискуссия тут же приобретает совершенно иной характер, переходит в иную плоскость. Речь начинает идти о динамике рынка, уровне конкуренции, особенностях потребления макарон в России и в мире, снижении покупательского спроса, обязательно об инновациях в этой сфере (как же без них!) и т.д. и т.п. 

При этом предприятие на глазах уходит в трясину. А ведь протяни ему руку, сделай хоть самую малость, и мы не потеряли бы еще одно структурообразующее предприятие и производство!

В такой системе ответственность чиновника вместо конкретных результатов в данной сфере/отрасли/территории переводится в плоскость вины за недостижение тех или иных умозрительных макроэкономических индикаторов. Ну пожурили и перевели на другую работу. А как иначе? Ведь "свой" же! Не сталины же мы какие-нибудь! 

Так возникает другая экономика Бурятии. Не та реальная, в которой мы живем, а некая умозрительная, существующая лишь в отчетах и планах чиновников, эдакое "королевство кривых зеркал". Или как говорят экономисты-математики - отображенная экономика. Как если бы изображение из 3D формата перевести напрямую в 2D. Совсем другая картинка получается. Но вполне удобоваримая для отчетов для высшего руководства страны.

Естественно, что когда решена сложнейшая задача построения такой генеральной функции отображенной экономики, с повестки дня снимается задача привлечения профессиональных кадров. Им на смену приходят специалисты преданные лидеру по личному принципу (вассалы) и являющиеся с ним (сюзереном) единой командой по личному потреблению общественных благ и их присвоению. Это чтобы с неубиваемым драконом Смаугом биться, нужны Барды! А в обычное время такие люди лишь мешают "общему" чиновничьему делу. Кто-то увидит здесь элементы былого феодализма и по большому счету не ошибется.

Одно только здесь не учитывается. Мы конечно живем не в Приозерье и орды гоблинов рядом не гуляют, но катимся в кризис мы вполне отчетливо. И не понимать этого могут лишь слишком увлеченные другими делами люди. Не вполне понимающие, что реальная жизнь - это не Зазеркалье. Но если мы сейчас не снимем розовые очки - потом уже будет поздно.
^